На главнуюКарта сайтаНаписать письмо
Полезная информация о русском языке, культуре речи, литературе и современном литературном языке на портале Textologia.ru
Сайт – энциклопедия по литературе и русскому языку, библиотека полезных материалов и статей по филологии
Мистическая «Медная бабушка» А.С. Пушкина
Интересный факт биографии А. С. Пушкина связан с его предстоящей женитьбой на Н. Н. Гончаровой. Их свадьба отк...
Как научиться английскому языку?
Большинство людей ставят своей целью самостоятельное изучение английского языка. Однако не все в полной мере о...
Фотоконкурсы с призами
Международный конкурс фотографий ФотоПризер.ру с призами!

Язык и лингвистическая теория знака

Язык и лингвистическая теория знака

Как орудие общения язык должен быть организован как целое, обладать известной структурой и образовать единство своих элементов как некоторая система.

Прежде чем говорить о структуре и системе языка необходимо выяснить еще один вопрос.

Если наши представления и отработанные сознанием понятия являются «копиями», «слепками», «образами» действительных вещей и процессов природы, то это не относится к словам языка и к языку в целом.

Прямое «отражение» вещей может быть только в звукоподражаниях (ку–ку, хрю–хрю  и т. п.), да и то внутренние фонетические законы могут препятствовать более точному воспроизведению звуков природы звуками речи. Поэтому одни и те же звуки природы как звукоподражания различны в разных языках.

Обычные же, незвукоподражательные слова своим материальным составом ничего общего не имеют с обозначаемыми ими вещами и явлениями. Действительно, что общего между звуковыми комплексами дом, нос, брат, кот  и т. п. и соответствующими вещами и явлениями? Совершенно ясно, что эти звуковые комплексы не «отражают» действительности, как ее отражают представления и понятия.

Почему же мы все–таки знаем и узнаем, что дом –  это «дом», а кот –  это «кот» и т. д.?

Ответ на это мы находим в теории знака . Что же надо понимать под термином знак ? Это можно применительно к языку свести к следующим пунктам:

  1. Знак должен быть материальным, т. е. должен быть доступен чувственному восприятию, как и любая вещь.
  2. Знак не имеет значения, но направлен на значение, для этого он и существует, поэтому знак – член второй сигнальной системы.
  3. Содержание знака не совпадает с его материальной характеристикой, тогда как содержание вещи исчерпывается ее материальной характеристикой.
  4. Содержание знака определяется его различительными признаками, аналитически выделяемыми и отделяемыми от неразличительных.
  5. Знак и его содержание определяется местом и ролью данного знака в данной системе аналогичного порядка знаков.

Это можно пояснить такими примерами. Если сравнить кляксу и букву, материальная природа которых одинакова и обе они доступны органам восприятия, то выясняется, что для характеристики кляксы все ее материальные свойства: и размер, и форма, и цвет, и степень жирности – одинаково важны.

А для буквы важно лишь то, что отличает эту букву от других: а   может быть больше или меньше, жирнее или слабее, может быть разного цвета, но это «то же а  », тогда как при различии этих признаков кляксы будут разные.

Клякса ничего не значит, а буква значит, хотя и не имеет своего значения; а   же существует для того, чтобы, различаясь с о,  у   и т. п., различать стал  от стол, стул  и т. п. У буквы же может быть существенно изменен ее материальный вид, например: а, а,  А, А  и т. д., но это то же самое, тогда как для кляксы изменения ее контуров приводят к тому, что это разные кляксы.

Дело здесь именно в том, что знак  – это членопределенной знаковой системы, для буквы – алфавитной и графической, тогда как любая клякса может «существовать» сама по себе и ни в какой системе не участвовать.

Возможность знаков выполнять свою различительную функцию основана на том, что знаки в пределах данной знаковой системы (алфавит, звуковой строй языка) сами различаются либо в целом, либо посредством какой–нибудь частной, отдельной диакритики. Это тоже легче всего показать на буквах.

Так, о   и х   различаются в целом, не имея ничего общего, наоборот, ш  ищ   имеют все общее, кроме одной диакритики – «хвостик» у щ ,  такие буквы, как А  и Н,  построены из тех же трех линий, из которых две – вертикальные и одна – горизонтальная, но у Н  вертикальные линии параллельны, а у А  они сходятся под острым углом. Аналогичные соотношения имеются и у фонем.

Среди ученых нет единого понимания знака в языке, и многие это понятие объясняют по–разному.

Термином «знак» охотно и широко пользовался Ф. Ф. Фортунатов, который писал: «Язык представляет… совокупность знаков главным образом для мысли и для выражения мысли в речи, а кроме того, в языке существуют также и знаки для выражения чувствований».

Фортунатов рассматривает также и знаки для выражения отношений: «…звуки слов являются знаками для мысли, именно знаками как того, что дается для мышления (т. е. знаками предметов мысли), так и того, что вносится мышлением (т. е. знаками тех отношений, которые открываются в мышлении между частями ли мысли или между целыми мыслями)».

Далее Фортунатов рассматривает взаимодействие разного типа знаков в языке, что перекликается с его учением о форме слова и с его пониманием значения: он говорит о таких «принадлежностях звуковой стороны языка, которые сознаются (в представлениях знаков языка) как изменяющие значение тех знаков, с которыми соединяются, и потому, как образующие данные знаки из других знаков, являются, следовательно, сами известного рода знаками в языке, именно знаками с так называемыми формальными значениями; неформальные значения знаков языка в их отношении к формальным значениям языка называются значениями материальными… или также реальными».

Очень важные различения в области теории знака указывает в «Логических исследованиях» немецкий логик Эдмунд Гуссерль:

  1. всякое выражение есть знак,
  2. надо различать настоящие знаки (Zeichen) и «метки» или «приметы» (Anzeichen) типа крестов, начертанных мелом на домах гугенотов в Варфоломеевскую ночь, или узелков на платке, «чтобы не забыть»,
  3. знаки направлены на значение, тогда как метки остаются простым обозначением,
  4. знаковая направленность может относиться к называемому предмету – это «предметная отнесенность» (gegenstandliche Beziehung), к «выражению говорящего» (Kundgabe) и собственно к значению (Bedeutung),
  5.  очень важным для лингвистов является различение случаев: а) одно значение – разные предметы, это universalia («универсалия») – общие понятия: лошадь, человек  и б) один предмет – разные значения – это синонимы:глаза – очи.

Развивая идеи Э. Гуссерля, австрийский психолог, философ и лингвист Карл Бюлер, описывая в своей книге «Теория языка» различные направленности знаков языка, определяет основные функции языка:

  1. функция выражения, или экспрессивная функция (Ausdrucksftinktion), когда выражается состояние говорящего, а выражающие его знаки являются симптомами (например, междометия: ай, ох  и т. п.);
  2. функция призыва, обращения к слушающему, или апеллятивная функция (Appellfunktion), такие знаки являются сигналами (например, окрик эй!,  императив стой  и т. п.) и
  3. функция «представления», или репрезентативная (экспликативная) функция, когда один другому о чем–то говорит или рассказывает (Darstellungsfunktion), такие знаки Бюлер называет символами; эта функция является самой существенной для языка, так как благодаря ей осуществляется коммуникация.

Датский лингвист Л. Ельмслев пишет о знаках: «Язык по своей цели – прежде всего знаковая система; чтобы полностью удовлетворять этой цели, он всегда должен быть готов к образованию новых знаков, новых слов или новых корней… При условии неограниченного числа знаков это достигается тем, что все знаки строятся из незнаков, число которых ограничено… Такие незнаки, входящие в знаковую систему как часть знаков, мы назовем фигурами; это чисто операциональный термин, вводимый просто для удобства. Таким образом, язык организован так, что с помощью горстки фигур и благодаря их все новым и новым расположениям можно построить легион знаков…».

Есть и такое мнение, что то, что называет Ельмслев фигурами, – это знаки–диакритики, а то, что у Ельмслева собственно знаки, – это знаки–символы. Можно говорить также о знаках I рода (фигуры, диакритики) и знаках II рода (символы).

К знакам I рода, полностью отвечающим указанным выше требованиям, относятся звуковые и графические знаки: они доступны человеческому восприятию, не имеют своего значения, исчислимы и строго организованы в систему, откуда и получают свою характеристику.

Морфемы частью исчислимы (аффиксы), частью неисчислимы (корни) и имеют свое значение; слова в языке явно неисчислимы (хотя для каждого текста их число может быть точно определено), но так как и морфемы и слова составлены из знаков I рода (фонем, букв), то и эти единицы языка – тоже знаки, что делается особенно ясным, если рассмотреть соотношение слов и вещей, ими обозначаемых.

Слова как названия вещей и явлений не имеют ничего общего с этими вещами и явлениями; если бы такая естественная связь слов и вещей существовала, то в языке не могло быть ни синонимов– различно звучащих слов, но называющих одну и ту же вещь (забастовка – стачка, завод – фабрика, тощий – худой, есть – жрать  и т. п.), ни омонимов – одинаково звучащих слов, но имеющих разные значения (лук –  «оружие» и лук –  «растение», ключ –  «родник» и ключ –  «инструмент для отпирания замка», лама –  «тибетский монах» и лама –  «американское животное» и т. д.), невозможен был бы и перенос значений (хвост –  «часть тела животных» и хвост –  «очередь», собачка –  «маленькая собака» и собачка –  «рычаг для спуска курка» и т. п.), наконец, невозможно было бы наличие разнозвучащих слов для обозначения одного и того же явления в разных языках (однако это так, ср. русское стол,  немецкое Tisch,  французское table,  английское board,  латинское mensa,  греческое trapedza,  турецкое sofra,  финское pöytä  и т. д.).

Маркс писал, что «название какой–либо вещи не имеет ничего общего с ее природой».

Поэтому объяснить непроизводные, взятые в прямом значении слова нельзя: мы не знаем, почему «нос» называется носом,  «стол» – столом,  «кот» – котом  и т. п.

Но слова, производные от простых, уже объяснимы через эти непроизводные: носик  через нос, столик  через стол, котик  через кот  и т. п., равно как и слова с переносным значением объяснимы через слова прямого значения; так, нос  у лодки объясняется через сходство по форме и положению с носом  человека или животного, стол –  «пища» – через смежность в пространстве со столом –  «мебелью» и т. п.

Таким образом, слова производные и с переносными значениями мотивированы и объяснимы в современном языке через слова непроизводные и прямого значения. Слова же непроизводные и прямого значения немотивированы и необъяснимы, исходя из современного языка, и мотивировка названия может быть вскрыта только этимологическим исследованием при помощи сравнительно–исторического метода.

Почему же все–таки стол, дом, нос, кот  и т. п. не просто звукосочетания, а слова, обладающие значением и понятные для всех говорящих по–русски?

Для выяснения этого вопроса следует ознакомиться со структурой языка.

Реформатский А.А. Введение в языковедение / Под ред. В.А. Виноградова. – М., 1996.

Другие статьи по теме:
Дифференциация языка
В специальной лингвистической литературе широко распространено понятие общенародного языка, понятного для всего народа. ...
Территориальная дифференциация языка
Прежде чем перейти к рассмотрению различных более или менее частных аспектов узлового для данной проблематики понятия те...
Рекомендуем ознакомиться:
Курс СКОРОЧТЕНИЯ у Вас дома. До 1000 слов в минуту
Обучение скорочтению всего за 1 месяц. Более 1200 успешных учеников. Положительные отзывы людей, прошедших курс. Гарантия качества.

Английский без зубрежки! Результат c первых недель!
Центр лингвистических программ Poliglot. Уникальная методика скоростного изучения на дому. Быстрый результат с гарантией!
События и новости культуры и образования:
День народного единства - 04 ноября 2017 года
Дата проведения: 04.11.2017 - 04.11.2017
День народного единства появился в истории нашей страны совсем недавно. Решение о вве ...
130 лет со дня рождения Самуила Яковлевича Маршака - 03 ноября 2017 года
Дата проведения: 03.11.2017 - 03.11.2017
3 ноября исполняется 130 лет со дня рождения одного из самых знаменитых русских и сов ...
Сообщить об ошибке на сайте:
Сообщить об ошибке на сайте
Пожалуйста, если Вы нашли ошибку или опечатку на сайте, сообщите нам, и мы ее исправим. Давайте вместе сделаем сайт лучше и качественнее!
 


Философско-эстетические взгляды Андрея Белого в 1900-е гг.
Когда в апреле 1904 г. вышло в свет «Золото в лазури», Белый уже вступил в полосу длительного духо...
Сочинение на тему: Образ автора в романе М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени»
Молодой поэт и писатель, М.Ю.Лермонтов своими произведениями открыл совершенно новую эпоху в русской литератур...
Скорочтение: быстрое обучение
Научиться Скорочтению всего за 1 месяц! Результат до 1000 слов в минуту!
Развитие азербайджанской литературы в XVIII в. и ее взаимодействие с другими видами искусства
XVIII век во многом предопределил дальнейший путь развития Азербайджана, историческую судьбу его народа. Терри...
Развлекательная проза XVIII в. в Японии
Наряду с просветительской сатирой Андо Сёэки, в Японии XVIII в. в большом количестве писались развлекательные ...
Скорочтение: быстрое обучение
Научиться Скорочтению всего за 1 месяц! Результат до 1000 слов в минуту!
2011 - 2017 © Интернет-журнал Textologia.ru — сайт о русском языке, литературный портал Текстология. Помощь в изучении современного русского литературного языка, языкознания и литературы.
Администрация не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных материалах на сайте. Копирование, перепечатка и другое использование материалов сайта возможны только с письменного разрешения администрации.