На главнуюКарта сайтаНаписать письмо
Полезная информация о русском языке, культуре речи, литературе и современном литературном языке на портале Textologia.ru
Сайт – энциклопедия по литературе и русскому языку, библиотека полезных материалов и статей по филологии
Что означает реплика Воланда
Приор конгрегации августинцев Доминик де Гусман был ярым фанатом своего дела. Именно он в 1205 году направился...
Сочинение на тему: Онегин и Ленский, сравнение героев
Онегин и Ленский – два центральных персонажа произведения. Для лучшего представления героев, понимания и...
Фотоконкурсы с призами
Международный конкурс фотографий ФотоПризер.ру с призами!

Средневековая лингвистическая теория номинации - окончание

Средневековая лингвистическая теория номинации - окончание

Означающим языкового знака, согласно средневековым учениям о знаке, является не сам звук, но сохраняемые памятью акустический образ слова. Другие знаки, например жест, мы видим сразу во всей полноте, воспринимаем его целиком, здесь нет противоречия в строении означаемого и означающего. Иное дело слово, где означающее — линейная последовательность элементов, из которых состоит всякий вербальный знак, но которые, не обладая значением, не могут быть признаны знаками.

Об этой фундаментальной для любого произносимого слова особенности Августин размышлял много лет, вновь и вновь возвращался к ней то в одном, то в другом трактате. Когда я читаю стихи, рассуждает он, я произношу долгие звуки и краткие. Я знаю, что краткие по отношению к долгим суть однократные, а долгие но отношению к кратким суть двукратные, т. е. на произношение долгого требуется вдвое больше времени, чем на произношение краткого. Но что это значит?

Предположим, что раздается голос, издаваемый каким-нибудь телом. Он начинает звучать, звучит, потом затихает и наступает тишина; голос отзвучал и нет его больше. До того времени, пока он не раздался, звук его принадлежал будущему и не мог быть измеряем, ибо его не было еще; и теперь его нельзя измерять, потому что его уже нет, он принадлежит прошлому. Этот звук тогда только и можно было измерять, когда он звучал, потому что в то время он существовал как физическая реальность, которая одна только и может быть измеряема. Но и тогда в нем не было ничего постоянного и неизменного: мы воспринимаем только настоящее, а ведь оно для нас — неуловимое мгновение, оно не имеет протяженности.

«Таким образом я и произношу эти слоги и уверяюсь в том свидетельством собственного слуха, и для меня становится несомненным, что я измеряю долгий слог — коротким, и что первый звучит в устах моих вдвое протяженнее последнего. Но так как они произносятся одни после другого, сначала короткий, а за ним долгий, то каким образом могу я определить отношение короткого слога к долгому, когда долгий не прежде начинает звучать в устах моих, как по прекращении короткого? Да и сам долгий слог подлежит измерению не во время произношения, а после него, потому что доколе звуку нет конца, до тех пор нельзя составить определенного понятия и о продолжительности его. А коль скоро звук прекращается, то нет его уже более».

Все, что служит знаком, непременно материально, оно должно быть воспринято нашими органами чувств, иначе оно не может служить знаком. Этот признак всегда подчеркивался во всех определениях знака. Но означающее языкового знака все же не сам звук, а его акустический образ.

И означаемое языкового знака не есть некая материальная сущность, но хранимый нашей памятью образ именуемой реальности. «Когда мы говорим, мы только обозначаем то, что говорим; и из уст говорящего исходит не сама обозначаемая вещь, а знак, которым вещь обозначается, если только не знак других знаков» (non autem quae res significatur, sed signum quo significatur loquendis ore procedit, nisi cum ipsa signa significantur). Равным образом, когда мы слышим какое-то слово, в наши уши входит не предмет, а слово, звук; он возбуждает в нашей памяти образ названной реальности, мы переносимся мыслью к тому, знаком чего служит воспринятый звук.

Одним из важных следствий этого является неадекватность понимания слов. Главная причина здесь в том, что понимание озаряет душу, как вспышкой молнии, и речь, длинная и медлительная, так не соответствует мысли. И пока она тянется, мысль уже скрылась куда-то в свои тайники, но запечатлела свои следы в памяти, и они не исчезают, как слова. Мы перерабатываем эти следы, превращая их в звуки, которые называются словами латинского, греческого, еврейского или любого другого языка, но ведь те следы не будут ни латинскими, ни греческими, ни еврейскими, не будут принадлежать ни одному отдельному народу.

Все знаки делятся на два класса — знаки «по природе» (naturalia signa) и знаки «по установлению» (data signa). Такое разграничение проводили во все века и латиноязычные, и грекоязычные авторы. Первые знаки сообщают о чем-то невольно, как невольно они порождаются или издаются и невольно же воспринимаются (naturalia sunt, quae sine voluntate atque ullo appetitu significandi, praeter se aliquid aliud ex se cognosci faciunt). Подобным образом, например, дым обозначает огонь. Аналогичны крики ярости или боли, издаваемые человеком.

Вряд ли, утверждали средневековые авторы, следует в подобных случаях говорить об обозначении в собственном смысле слова. Эти знаки понятны всем, они неизменны во времени и пространстве: дым идет от огня во все времена и в любом краю света. Человек использует эти знаки, например, распознавая болезни или предсказывая погоду. Звуковые знаки, значение которых дано «по природе», не являются элементами языка, ими являются только намеренно издаваемые голосовые звуки, обладающие значением «по установлению». На протяжении всего средневековья это учение о знаке оставалось безусловно господствующим.

Неслучайно в одном на важных для античной философии языка вопросов — о происхождении и сущности грамматической категории рода имен существительных и причинах родовых отличий в языке — христианские мыслители первых веков, а потом и модисты были склонны объяснять род того или иного имени просто из особенностей данного языка, из договоренности людей между собой, из освященного временем употребления, а не из природных законов или глубинной сущности именуемого, как это делали некоторые древнегреческие философы.

Так, Арнобий, профессиональный ритор, излагая для своего епископа основы христианского вероучения, счел нужным написать, что ни один закон природы не объяснит, почему люди говорят об одних предметах «этот», а о других — «эта», или что такое род существительных вообще. Эти грамматические различия не отражают полового различия и нисколько не нужны для языкового общения. Правда, Арнобий не принадлежит к числу строго ортодоксальных теологов, многие его теории восприняты без каких-либо изменений от античных философов и противоречат тому, что признавалось правильным в Средние века.

Но подобные объяснения категории рода давали и общепризнанные авторитеты, например. Иероним Стридонский в комментариях к своему переводу Библии с еврейского языка на латинский. В одном из писем он говорит: «Есть еще различие в роде. Семьдесят, Аквила и Феодотион переводят слово “серафим" средним родом, а Симмах — мужским. Не должно думать, что есть пол у ангелов, потому что даже сам Дух Святой, по свойствам языка, на еврейском ставится d женском роде: „Ruha", на греческом — в среднем: „πνεύμα", на латинском — в мужском: „Spiritus". Из этого должно понять, что когда относительно серафимов ставится мужское или женское окончание, то этим обозначается не пол, а звуковая особенность языка».

Аналогичную позицию занимали теологи и при объяснении других грамматических категорий. Мы говорим так-то, ибо таковы особенности языка греческого; римляне употребляют это слово в иной форме, ибо таковы особенности языка латинского; еврей или сириец употребляет свою форму, ибо таковы особенности его языка.

«Божественное Писание именует небеса во множественном числе, говоря “небеса небес” (Псалом 143, стих 4), потому что на еврейском языке ни небо, ни вода не именуются в единственном числе. Много подобного сему можно найти и в языке греческом. Так, города Афины никто не называет в единственном числе, называют же Афинами, во множественном числе; и города Дельфы никто не называет Дельфом, называют же во множественном — Дельфами. Итак, не потому, что небес много, но сохраняя свойства еврейского языка. Божественное Писание выразилось о небе во множественном числе».

Примеры подобных толкований многочисленны. Но одновременно следует отметить, что средневековые авторы не усматривали противоречия между такими трактовками грамматических категорий и аллегорическим толкованием, когда сопоставлялись три рода существительного в латинском языке и троица, два числа имени и два естества в Иисусе Христе.

Существеннейшей характеристикой средневековых теорий языка было понимание его как исключительно человеческого достояния, не приняв это во внимание, мы не поймем в этих теориях ничего. Ни язык, ни слово не осознавались здесь как нечто, лежащее в основе становления мира как целого, им было совершенно чуждо одностороннее представление о языковом знаке, как о чем-то абсолютном, первичном.

Ко всей этой «буйной игре фантазии», как выражался Бодуэн де Куртенэ, ортодоксальные авторы интересующего нас региона не причастны. Язык здесь не отчуждался от мира вещей, не обожествлялся. Слова любого языка, утверждали наиболее авторитетные мыслители эпохи, бесконечно ниже человека и ниже именуемых реальностей; они все без исключения сотворены человеком ради его нужд, существуют постольку, поскольку существует (в человеческой фантазии или в мысли и в реальном мире) то, что соответствующим словом именуется.

А. В. Десницкая, С. Д. Кацнельсон — История лингвистических учений — Л., 1985 г.

Другие статьи по теме:
Византийское языкознание (4—15 вв.)
Восточная Римская империя и византийская культура в целом сыграли гигантскую, ещё не оценённую в должной степени роль в ...
Языкознание в Византии
Византийская церковь взяла на себя миссию распространения христианства в его православном варианте среди сопредельных на...
Рекомендуем ознакомиться:
Курс СКОРОЧТЕНИЯ у Вас дома. До 1000 слов в минуту
Обучение скорочтению всего за 1 месяц. Более 1200 успешных учеников. Положительные отзывы людей, прошедших курс. Гарантия качества.

Английский без зубрежки! Результат c первых недель!
Центр лингвистических программ Poliglot. Уникальная методика скоростного изучения на дому. Быстрый результат с гарантией!
События и новости культуры и образования:
День народного единства - 04 ноября 2017 года
Дата проведения: 04.11.2017 - 04.11.2017
День народного единства появился в истории нашей страны совсем недавно. Решение о вве ...
130 лет со дня рождения Самуила Яковлевича Маршака - 03 ноября 2017 года
Дата проведения: 03.11.2017 - 03.11.2017
3 ноября исполняется 130 лет со дня рождения одного из самых знаменитых русских и сов ...
Сообщить об ошибке на сайте:
Сообщить об ошибке на сайте
Пожалуйста, если Вы нашли ошибку или опечатку на сайте, сообщите нам, и мы ее исправим. Давайте вместе сделаем сайт лучше и качественнее!
 


Философско-эстетические взгляды Андрея Белого в 1900-е гг.
Когда в апреле 1904 г. вышло в свет «Золото в лазури», Белый уже вступил в полосу длительного духо...
Сочинение на тему: Образ автора в романе М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени»
Молодой поэт и писатель, М.Ю.Лермонтов своими произведениями открыл совершенно новую эпоху в русской литератур...
Скорочтение: быстрое обучение
Научиться Скорочтению всего за 1 месяц! Результат до 1000 слов в минуту!
Понятие образности речи
Слова «образность», «образный» используются в стилистике в разных значениях. Образност...
Эпитет
Эпитетом (от гр. epitheton – приложение) называется образное определение предмета или действия (Сквозь в...
Скорочтение: быстрое обучение
Научиться Скорочтению всего за 1 месяц! Результат до 1000 слов в минуту!
2011 - 2017 © Интернет-журнал Textologia.ru — сайт о русском языке, литературный портал Текстология. Помощь в изучении современного русского литературного языка, языкознания и литературы.
Администрация не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных материалах на сайте. Копирование, перепечатка и другое использование материалов сайта возможны только с письменного разрешения администрации.