На главнуюКарта сайтаНаписать письмо
Полезная информация о русском языке, культуре речи, литературе и современном литературном языке на портале Textologia.ru
Сайт – энциклопедия по литературе и русскому языку, библиотека полезных материалов и статей по филологии
Почему слова в паре «бык – пчела» являются однокоренными?
Пчела и бык. Что общего может быть в звуковой «обертке» данных слов, не говоря уже о самом значени...
Первые опыты генеалогической классификации языков
Вопрос о многообразии языков не интересовал античную мысль, так как греки и римляне признавали достойным изуче...
Фотоконкурсы с призами
Международный конкурс фотографий ФотоПризер.ру с призами!
Текстология.руТекстология.руЯзыкознаниеЯзыкознаниеИстория языкознанияИстория языкознанияПроблема языка в средневековом западнохристианском миреПроблема языка в средневековом западнохристианском миреФилософская позиция Росцеллина и Пьера Абеляра: вопросы о значения слова - начало

Философская позиция Росцеллина и Пьера Абеляра: вопросы о значения слова - начало

Философская позиция Росцеллина и Пьера Абеляра: вопросы о значения слова - начало

В конце XI в. каноник из Компьеня Росцеллин (1050—1112) высказал уверенность, что общие понятия (универсалии) отнюдь не являются «вещами». Это — просто слова, звуки (flatus vocis), имена. Так была сформулирована основная идея номинализма. Никакой отдельно существующей идеи «дерево», «человек» и т. п. нет. Объективно реальны лишь единичные вещи. Только они существуют. Например, существуют отдельные люди, а «человечество» — это только общее «имя», не более как слово. Это даже не умственное понятие, ибо нельзя представить себе «человечество», не думая при этом об отдельном человеке... Нет в мире «черного», кроме как только в языке. Как самостоятельная сущность есть только «черная вещь».

К сожалению, до нас не дошли трактаты Росцеллина. Точно неизвестно, были ли они. Его ученье известно из полемики с ним Ансельма Кентерберийского, Иоанна Сольсберийского и отчасти Абеляра. Ансельм упрекал Росцеллина в том, что он «погрузился в чувственность» и «не в состоянии понимать того, что должно постигаться разумом». Росцеллин, несмотря на гонения со стороны философов-реалистов и церкви, твердо держался своего мнения: только чувства дают познание вещей; роды, виды, универсалии суть лишь умственные концепты, представленные словами: вне языка они — ничто. Так как существуют только индивидуальные вещи, то они и представляют собой субстанции), познаваемую чувствами, ибо субстанция материальна.

Философская позиция Росцеллина, пожелавшего «объяснить» христианскую религию, быть может неожиданно для него самого привела его к отрицанию основного догмата — догмата божественного триединства. Действительно, если реально существует только единичное, и существуют бог-отец, бог-сын и бог-дух святой, то единого бога нет! Единый бог — это только «слово».

Такими рассуждениями Росцеллин поставил себя под удар церкви. Его судили на Соборе в Суассоне в 1902 (или 1093) г. Изгнанный из Франции, он нашел себе временный приют в Англии.

Одной из самых блестящих фигур в схоластической философии был Пьер Абеляр (1079—1142). Помимо вопросов собственно философии, он интересовался и вопросами языка. Талантливый основатель новой философской школы, умевший не только завоевать внимание слушателей, но и убедить их в справедливости своих слов и утверждений, Абеляр, однако, не создал сколько-нибудь стройной философской системы взглядов. Иногда он проявлял некоторую непоследовательность в высказываниях. Отсюда различные мнения о нем исследователей. Одни считают его «умеренным» номиналистом, другие причисляют его к «концептуалистам», наконец, третьи склонны считать его «умеренным» реалистом, предшественником великих схоластов XIII в., в том числе Фомы Аквинского.

Сперва Абеляр стоял как будто на позиции своего первого учителя — Росцеллина, мнение которого, однако, позднее он оспаривал. В Glossae de Milano он писал: «Спрашивается, какое определение можно дать универсальным вещам?» и далее: «...универсальность мы можем приписывать только словам». Позднее Абеляр выдвинул собственную формулу: universale est sermo («универсальное есть слово»), имея в виду не только звучащее слово, как думал Росцеллин, но слово значащее. В своем определении Абеляр опирался на положение Аристотеля о том, что «не вещь высказывается (dicitur), а слово».

Абеляр отходил от Росцеллина, утверждая, что «хотя идеи отдельно от вещей и не существуют, однако их нельзя признать и одними только словами. Идеи — концепты ума и выражают существенные свойства мысли. Абеляр, в противоположность Ансельму, стремился «разумом проверить веру», разумом понять таинства веры для того, чтобы верить. Влияние Абеляра на его современников было настолько велико, радикальность его взглядов настолько очевидна, что вызывала к нему ненависть его принципиальных противников и просто завистников. Главный его враг — Бернард Клервосский писал о нем: «... его ядовитые книги не лежат спокойно на полках, нет, их читают на перекрестках. Они снабжены крыльями...».

Утверждая, что «только именам свойственна универсальность», Абеляр пошел дальше своих учителей, ибо имел в виду слово в его значении, установленном человеческим разумом: универсалия — то, что может быть высказано о многом (praedicari de pluribiis). У Росцеллина vox обозначало лишь «произнесенное» слово, звук. Абеляр заменил слово vox словом sermo, a затем nomen, создав, таким образом, не только новый термин, но новое понимание универсалий.

Слова с общими значениями возможны потому, что они соответствуют общему в вещах, говорит Абеляр. Вещи, различные во многом, в чем-то сходны. Слово и выражает это сходство. Как определить это сходство? Оно не есть res (вещь), ибо только индивидуальные вещи реальны. Но это и не ничто (nihil). Абеляр находит: status (состояние) или качество вещи делает ее сходной или совпадающей с другими.

Однако, считает Абеляр, общие понятия немыслимы без чувственных образов. За восприятием чувства следует воображение с его смутными образами. На их основе разум (ratio) строит понятия (intellectus). Это — отвлечение «формы» (для Абеляра — форма есть индивидуальное) от «материи» ( = общее). Здесь усматривают близость взглядов Абеляра к концептуализму.

Для него познание невозможно без чувственных данных, которые перерабатываются разумом в понятия. Впрочем, иногда Абеляр говорил о «вечной данности» общих понятий в божественном разуме. Но, может быть, это были вынужденные высказывания? Нельзя забывать, в каких условиях вражды и преследований со стороны церкви и своих соперников жил и работал Абеляр.

Стремление к гармонизации, примирению веры и знания, разума и авторитета, античности и христианства характерно для его учения.

Существует несомненная связь между умеренностью номинализма Абеляра и критическим характером его теологии. Бернард Клервосский писал: «. . . благочестивый верует и не задается вопросами, но Абеляр в своем сомнении не желает веровать в то, чего он не расколол предварительно рассудком». В своем стремлении критически разобраться в религиозных догматах и традициях Абеляр — продолжатель Ансельма Кентерберийского, который провозглашал: credo, ut intelligam («верю, чтобы понять»).

Для Абеляра нет противоречия между верой и разумом, разум коренится в боге, но имеет границы и не в состоянии постигнуть всех тайн божественной природы. Есть два источника познания — разум и откровение, но вера должна быть обоснована разумом, который всегда стремится убедиться в том, что вера не содержит в себе ничего неразумного, т. е. противоречащего разуму, хотя и может превышать его.

Двойственность философской позиции Абеляра заслужила ему определение «умеренного номиналиста». Она сказалась в его возражениях против реалистов, но и против некоторых положений Росцеллина и других номиналистов, а именно против утверждения, что «роды» (общие понятия) являются не вещами, но словами, универсальными и единичными, которые служат субъектами и предикатами. Абеляр уточняет, что Аристотель, признавая существование вещей, объяснял их через слова.

Абеляр, изучив мнение Аристотеля, его комментатора Порфирия и Боэция — комментатора Порфирия, выступал против определения номиналистов, согласно которому «слова не являются ни родами, ни видами, они не универсальны и не единичны, не являются ни субъектами, ни предикатами, так как они — ничто», «они не образуют реального целого». Здесь Абеляр прибегал к аргументации реалистов, утверждая, что универсалии не могут быть пустыми словами, которые есть «ничто», так как они есть несомненно «что-то».

Но если универсалии — это не вещи (как это думали реалисты) и не слова (как утверждали номиналисты), то что это такое? Абеляр отвечает — это построения ума и в этом вся их реальность.

Отдельные вещи существуют реально, но сами по себе они не являются ни родами, ни видами. Они обладают сходством, доступным лишь разуму, который, отвлекаясь от частных различий вещей, объединяет их в виды, а виды в роды. Они — результат работы человеческого разума, это не слова, хотя выражаются они словами, и не вещи, а концепты.

Эти определения Абеляра известны из Сен-Жерменской рукописи.

Итак, есть основания усматривать в философии Абеляра оттенок концептуализма.

Но если общие понятия (роды и виды) выражаются словами, то слова получают особое значение для познания мира, ибо только через слова могут быть познаны как конкретные вещи, так и универсалии. Но Абеляр считает, что для того, чтобы правильно применять слова, необходимо знать свойства обозначаемых ими вещей и понятий. Поэтому диалектика (т. е. философия) должна изучать «слова как способ выражения мысли, и мысли, как понятия, соответствующие вещам». Абеляр утверждал, что слово не присуще называемой им вещи «по природе», но становится ее обозначением лишь в силу человеческого установления.

Номиналисты видели в языке секрет иллюзии «реальных абстракций», а именно: язык обладает способностью превращать в некую реальность концепты ума, придавая им форму, которая как будто бы обладает реальностью. Таким образом, номинализм привлекал внимание к языку, но создавал опасность отождествления любых «словесных» концептов с нематериальными, но реальными сущностями, которые являются концептами в мыслях человека и словами — в языке.

Свое мнение об отношении индивидуальной вещи и общего понятия к слову Абеляр выразил в Комментарии к Боэцию по поводу слов последнего: «тот, кто первым произнес слово „человек", не имел в мысли человека как совокупность индивидуумов, а только одного индивидуального человека, которому он хотел дать название (имя) „человек"». И заметьте, пишет Абеляр, что субстантивами называют только те слова, которые даются кому-нибудь для того, чтобы обозначить его либо по отношению к его «материи», либо чтобы назвать его особую сущность (essentia), как, например, «Сократ», ибо «Сократ обозначает только одного человека, сочетание человека и „сократности"».

Прилагательными же называют слова, которые обозначают «форму», так, слова rationalis и albus называют вещи, в которых пребывают rationalitas и albedo (cl. l. albitudo). Ибо говорить, как это обычно делают, что прилагательное это то, что называет акциденцию (accidentio, качество), а существительное — то, что обозначает сущность (essentia), — смешно или даже лишено смысла...».

В этом высказывании Абеляр подчеркивает, что слова могут обозначать как общие понятия, так и индивидуальные вещи, но делает это с позиций реализма.

Значение слова имеет для Абеляра особую важность еще и потому, что одно и то же слово может иметь различные значения. Для него это служит подтверждением того факта, что наименование вещей основывается не на их природе, а на установлении, т. е. на вмешательстве разума (intellectio). На вопрос «что обозначают слова?» (quid voces significant?) Абеляр отвечает: «слова являются не вещами, созданными богом, а носителями смысла по установлению людей».

В Прологе «Да и Нет» (Sic еt Non) Абеляр писал, что «при столь великом множестве существующих слов нечто, высказанное даже святыми, может казаться не только отличным друг от друга, но даже противоположным друг другу...». Что же удивительного в том, если при отсутствии у нас того самого духа, при посредстве коего все это было записано и высказано, а также внушено писавшим, нам не хватает их понимания, достигнуть которого нам всего более препятствует необычайный способ речения и разнообразное значение одних и тех же слов, поскольку одно и то же слово является высказанным то в одном, то в другом значении...». «Если же мы сможем доказать, что одни и те же слова употребляются различными авторами в различных значениях, то мы легко отыщем решение многих противоречий».

А. В. Десницкая, С. Д. Кацнельсон — История лингвистических учений — Л., 1985 г.

Другие статьи по теме:
Философская позиция Росцеллина и Пьера Абеляра: вопросы о значения слова - окончание
По теории Абеляра существует три вида значений: «интеллектуальное», &laqu...
Природа предложения по Абеляру: работа Л.-М. де Рейка
Пониманию Абеляром природы предложения посвящена специальная работа Л.-М. де Рейка. А...
Рекомендуем ознакомиться:
Курс СКОРОЧТЕНИЯ у Вас дома. До 1000 слов в минуту
Обучение скорочтению всего за 1 месяц. Более 1200 успешных учеников. Положительные отзывы людей, прошедших курс. Гарантия качества.

Английский без зубрежки! Результат c первых недель!
Центр лингвистических программ Poliglot. Уникальная методика скоростного изучения на дому. Быстрый результат с гарантией!
События и новости культуры и образования:
День народного единства - 04 ноября 2017 года
Дата проведения: 04.11.2017 - 04.11.2017
День народного единства появился в истории нашей страны совсем недавно. Решение о вве ...
130 лет со дня рождения Самуила Яковлевича Маршака - 03 ноября 2017 года
Дата проведения: 03.11.2017 - 03.11.2017
3 ноября исполняется 130 лет со дня рождения одного из самых знаменитых русских и сов ...
Сообщить об ошибке на сайте:
Сообщить об ошибке на сайте
Пожалуйста, если Вы нашли ошибку или опечатку на сайте, сообщите нам, и мы ее исправим. Давайте вместе сделаем сайт лучше и качественнее!
 


Философско-эстетические взгляды Андрея Белого в 1900-е гг.
Когда в апреле 1904 г. вышло в свет «Золото в лазури», Белый уже вступил в полосу длительного духо...
Сочинение на тему: Образ автора в романе М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени»
Молодой поэт и писатель, М.Ю.Лермонтов своими произведениями открыл совершенно новую эпоху в русской литератур...
Скорочтение: быстрое обучение
Научиться Скорочтению всего за 1 месяц! Результат до 1000 слов в минуту!
Творчество Василия Трофимовича Нарежного и развитие русского романа в начале XIX века
Наиболее крупное достижение русского романа 1810—1820-х гг. — творчество Василия Трофимовича Нареж...
Особенности басенного творчества И. А. Крылова: темы и проблемы
Уже в первых басенных сборниках Крылова (1809 и 1811) четко обозначается круг привлекавших его внимание пробле...
Скорочтение: быстрое обучение
Научиться Скорочтению всего за 1 месяц! Результат до 1000 слов в минуту!
2011 - 2017 © Интернет-журнал Textologia.ru — сайт о русском языке, литературный портал Текстология. Помощь в изучении современного русского литературного языка, языкознания и литературы.
Администрация не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных материалах на сайте. Копирование, перепечатка и другое использование материалов сайта возможны только с письменного разрешения администрации.