На главнуюКарта сайтаНаписать письмо
Полезная информация о русском языке, культуре речи, литературе и современном литературном языке на портале Textologia.ru
Сайт – энциклопедия по литературе и русскому языку, библиотека полезных материалов и статей по филологии
Как появилось выражение
«На обиженных воду возят» - для многих такое выражение до боли знакомо, но, согласитесь, оно звучи...
Как научиться излагать свои мысли правильно?
В наши дни многие задаются вопросом как научиться правильно излагать свои мысли. Общение с людьми грамотным яз...
Фотоконкурсы с призами
Международный конкурс фотографий ФотоПризер.ру с призами!
Текстология.руТекстология.руРусский языкРусский языкСинтаксисСинтаксисПредложениеПредложениеФункции синтагмы в структуре предложения и текста

Функции синтагмы в структуре предложения и текста

Функции синтагмы  в структуре предложения и текста

Автор: Е.В. Филатова
(канд. филол. наук, доцент, зав. кафедрой иностранных языков
Донецкого института туристического бизнеса)

Вопрос о минимальной речевой единице, на основе которой происходит порождение речи и всех её составных структур, в том числе и текста, на сегодняшний день остаётся проблемным, не имея однозначного решения. Это свидетельствует не только о его сложности, но и о недостатках методологического характера в подходе к его изучению. Естественно, что объективные результаты возможны только при адекватном подходе и использовании уместных принципов, методов и приёмов решения.

Думается, что достаточно осознать, как составляется предложение в качестве речевой структуры, выражающей законченную мысль, чтобы разобраться в том, что представляет собой исходная речевая единица и как протекает процесс речепорождения в целом.

Предложение – речевая структура, которую можно определить как фрагмент текста, но оно может квалифицироваться и как минимальный текст предельно лаконичного жанра (пословица, поговорка, парадокс, афоризм, стихотворение, эпитафия и т.д.). Допустим, что  следующее простейшее предложение – минимальный текст:

Мальчик бросил мяч.

В устном общении благодаря конкретной интонации его структура вполне определённа – оно всегда будет отражать какое-то одно содержание. Его интонация – важнейший способ передачи конкретного содержания, выраженного знаменательными речевыми единицами. Благодаря ей оно воспринимается слушателями так, как его представляет  говорящий: именно он формирует его из минимальных речевых единиц и их значений и своей интонацией показывает, как его следует понимать. Так что интонация – это способ интерпретации содержания.

В письменном виде оно неоднозначно – ни структурно, ни содержательно. Установить его структуру, интонацию и содержание можно только благодаря контексту. Так,  в качестве ответа на вопрос “Что произошло?”, свидетельствующий о полном неведении спрашивающего, оно состоит из одной синтагмы, отражающей однозначный факт:

Мальчик бросил мяч.   (1)

Одна синтагма и одно предложение. Это и есть минимальная структура и минимальное содержание, которое полностью соотносится с вопросом. Можно даже сказать, минимальный текст, передающий исчерпывающую информацию. Все компоненты в нём должны быть эксплицитно выражены, что и способствует передаче содержания.

 

Ответ на вопрос “Кто / бросил мяч?” имеет, как и сам вопрос, составную структуру и составное содержание. Внешне это вроде бы то же самое предложение, но оно состоит уже из двух синтагм со значениями субъекта и его действия по отношению к объекту:

Мальчик  /  бросил мяч.   (2)

Содержание синтагмы бросил мяч известно спрашивающему. Ему не известен субъект действия. Именно поэтому структура предложения состоит из двух синтагм, с обязательной паузой между ними. Ситуативно известную информацию, передаваемую синтагмой бросил мяч, можно опустить. Её эксплицитность не обязательна. В ответе обязательна синтагма, передающая новую информацию (Мальчик). Однако и спрашивающий, и отвечающий при осмыслении содержания учитывают обе синтагмы – эксплицитную и имплицитную.

Интонационно эти синтагмы не только объединяются в речи, но и противопоставлены одна другой по признаку известности-неизвестности отражаемого фрагмента содержания.

В ответе на вопрос “Что / бросил мальчик?” синтагматическая структура тоже двухкомпонентная. Но она отличается от предыдущей составом синтагм:

Мальчик бросил  /  мяч.   (3)

В данном случае известны субъект и его действие (Мальчик бросил). Не известен объект. Синтагма мяч содержит новую информацию. Структура данного варианта тоже может быть неполной и состоять только из второй синтагмы. Содержательно важную синтагму опустить нельзя, независимо от её грамматических показателей и структурной роли. Грамматические показатели – результат организации речи, а содержательные отражают коммуникативную её цель, т.е. то, ради чего речь строилась.

В ответе на вопрос «Что / сделал мальчик?» синтагматическая структура предложения также двухкомпонентная:

Мальчик  /  бросил мяч  (4)

Внешне данный вариант синтагматической структуры совпадает со вторым, но они различаются интонационно и в связи с этим содержательно. Разная интонация – разные значения. Во втором варианте синтагматическое ударение на первой синтагме, а в четвёртом – на второй. Ударение на той синтагме, которую нельзя опустить, так как она несёт новый фрагмент содержания. Если во втором варианте ответ может состоять из синтагмы Мальчик, то в данном случае он может состоять из синтагмы бросил мяч. И каждая из них выполняет в речи функцию (неполного) предложения.

Так как мяч можно купить, подарить, проколоть, потерять и т.д.,  то возможна ещё одна речевая ситуация. В ответе на вопрос «Что / сделал мальчик / с мячом?» в предложении будет три синтагмы:

Мальчик  /  бросил  /  мяч.  (5)

В ответе синтагматическое ударение на второй синтагме – как на содержательно важной. Её присутствие обязательно, хотя две другие синтагмы можно опустить без какого-либо ущерба для передаваемого содержания. Структурная обязательность синтагмы определяется её содержательной функцией.

Даже на таком простейшем примере можно убедиться в том, что структура и содержание предложения носят синтагматический характер. Но так как предложение – это уже речь, то вывод очевиден: структура и содержание речи имеют синтагматическую основу. На основании приведённых вариантов можно увидеть, как варьируется синтагматическая структура речи (предложения) в зависимости от конкретной коммуникативной цели.

Уместно отметить, что одновременно с порождением и интонационным оформлением речи её субъектом на синтагмы она адекватно воспринимается слушателем. Перед нами вполне очевидная картина: из каких единиц речь составляется её субъектом, на уровне этих же единиц она воспринимается слушателем. И наоборот, на уровне каких единиц речь воспринимается, из тех же единиц она и составляется. На наш взгляд, в этом сущность порождения речи и её восприятия. Причём любой из её составных единиц.

>Таким образом, синтагматическая структура речи, создаётся её субъектом. В устной речи интонация отражает эту структуру, указывая на границы синтагм, на логико-смысловые отношения между ними, на их конкретную коммуникативную функцию, и тем самым способствует однозначной передаче содержания. В письменной речи на основании контекста читатель должен самостоятельно разобраться в синтагматической структуре читаемого текста, и, восстановив авторскую интонацию, добиться его точного понимания.

Так как рассмотренное предложение и его содержание тесно связаны с конкретной ситуацией и для её участников нет необходимости в особой конкретизации, его структура предельно проста. В вариантах его синтагматики часто появляются однословные синтагмы. Это создаёт иллюзию, будто бы предложения составляются из слов. Попытаемся освободиться от неё. Рассмотрим организацию следующего предложения:

Проснувшись рано, //

В окно увидела Татьяна //

Поутру побелевший двор, //

Куртины, / кровли / и забор, //

На стёклах лёгкие узоры, //

Деревья в зимнем серебре, //

Сорок весёлых на дворе //

И мягко устланные горы //

Зимы блистательным ковром.

Это тоже простое предложение. Оно состоит из 11 синтагм. Жирным шрифтом выделены грамматически ключевые слова в каждой из них. В двух последних подчёркнуты слова, связывающие эти синтагмы межсинтагматической связью. Это ключевые слова для данных синтагм, они способствуют продолжению структурной и смысловой связи в предложении, давая основание для наращения последней синтагмы.

Грамматическую природу синтагм, а также их внутрисинтагматические связи и отношения можно охарактеризовать следующим образом:

Проснувшись рано – по ключевому слову – глагольная синтагма, компоненты её связаны по смыслу и подчинительной синтаксической связью (примыкание), с передачей обстоятельственных временных отношений;

в окно увидела Татьяна – тоже глагольная синтагма, ключевой её компонент увидела связан предикативной связью со словом со значением субъекта и подчинительной (примыкание) – со словоформой в окно; объединена в одно структурно-смысловое целое отношениями действия, его субъекта и способа действия; слова Татьяна и в окно непосредственно между собой не связаны ни синтаксически, ни по смыслу, но оба они сочетаются с ключевым словом увидела, в результате чего между ними возникает опосредованная смысловая связь и передаётся значение действия, его субъекта и способа действия;

поутру побелевший двор – именная синтагма с подчинительной связью (побелевший двор – согласование; поутру побелевший – примыкание), качественно-обстоятельственные отношения; между словами поутру и двор отсутствует смысловая и грамматическая связь, однако благодаря их связи со словом побелевший все три слова составляют  структурно-смысловое единство;

куртины, / кровли / и забор – три однокомпонентных именные синтагмы, которых, по мнению субъекта речи, в окружении других синтагм достаточно для передачи конкретно-ситуативного значения; это не языковые единицы (слова с их обобщённым значением), а речевые, потому что обозначают конкретные реалии, наблюдаемые субъектом действия в их взаимосвязи и сосуществовании с другими в конкретной ситуации;

на стёклах лёгкие узоры – именная синтагма, ключевое слово узоры имеет два неоднородных определения лёгкие и на стёклах, согласованное и несогласованное; согласованное определяет ключевое слово (лёгкие + узоры), а несогласованное определяет словосочетание с ключевым словом (на стёклах + лёгкие узоры), определительные отношения; слова на стёклах и лёгкие сочетаются в единое целое благодаря их связи с ключевым словом узоры, непосредственно между собой они не связаны; между ними опосредованная смысловая связь;

деревья в зимнем серебре – именная синтагма, ключевое слово в ней деревья, оно имеет постпозитивное несогласованное определение, выраженное сочетанием в зимнем серебре; определительные отношения; не связаны синтаксической связью деревья и зимнем; благодаря объединяющему их компоненту в серебре между ними также возникает опосредованная смысловая связь;

сорок весёлых на дворе – именная синтагма, ключевое слово сорок, оно имеет постпозитивные согласованное (весёлых) и несогласованное (на дворе) определения; определительные отношения;  слова весёлых и на дворе связаны между собой лишь опосредованной смысловой связью;

и мягко устланные горы – именная синтагма, ключевое слово горы, имеющее препозитивное согласованное определение, выраженное сочетанием причастия устланные и примыкающего к нему наречия мягко; передаются определительно-обстоятельственные отношения; грамматически не связаны слова мягко и горы;

зимы блистательным ковром – именная синтагма, ключевое слово ковром, имеющим два препозитивных определения: согласованное блистательным и несогласованное зимы; определительные отношения; синтаксически не связаны между собой слова зимы и блистательным.

Рассматривая внутрисинтагматические связи, можно увидеть, что во многих синтагмах есть слова, которые непосредственно синтаксически и по смыслу между собой не связаны, но благодаря их отношениям и связи с ключевым словом синтагмы между ними возникает опосредованная смысловая связь, в результате чего синтагма выступает в качестве единой структурно-смысловой речевой единицы.

Синтагматическую структуру предложения, его межсинтагматические связи на уровне ключевых слов и последовательное линейное наращение синтагм можно представить в виде разных схем. Например, такой:

синтагматическая структура

Цифрами отражается очерёдность синтагм в предложении и их количество. Стрелками обозначена межсинтагматическая подчинительная связь между синтагмами. Линии между синтагмами (с 3 по 10) указывают на сочинительную межсинтагматическую связь.

Все синтагмы представлены как единые самостоятельные минимальные структурно-смысловые группы слов. Как видим, вовсе не словосочетания как готовые единицы с номинативным, т.е. обобщённым, значением и тем более не отдельные слова в качестве “лексических распространителей”, а именно синтагмы как конкретные речевые структурно-смысловые блоки с ситуативным значением составили структуру и содержание предложения.

Ключевые слова синтагм в формате предложения представляют собой важные узлы межсинтагматической грамматической и смысловой связи (проснувшись – увидела – двор – куртины – кровли – забор – узоры – деревья – сорок – горы). Благодаря этой цепочке ключевых слов, выступающих в качестве грамматического ядра – каждое в своей синтагме, – устанавливается  смысловая связь не только между ключевыми словами, а между синтагмами в целом. А в каждой синтагме все её лексические компоненты объединяются вокруг ключевого слова в одну структурно-содержательную речевую единицу и через него между словами, не имеющими между собой синтаксической связи устанавливается опосредованная смысловая связь.

В качестве объединяющей выступает вторая синтагма. Её ключевое слово увидела занимает главную речеорганизующую позицию среди ключевых слов первых десяти синтагм. С ключевым словом первой синтагмы (проснувшись) оно связано межсинтагматической подчинительной связью (примыкание); отношения – обстоятельственные,  времени. С ключевыми словами последующих восьми синтагм оно связано подчинительной связью (управление), придавая им значения наблюдаемых прямых объектов. Его грамматические связи и отношения заканчиваются на десятой синтагме. Но не обрываются. Потому что в десятой синтагме, помимо ключевого слова горы, связанного со второй и предыдущими семью синтагмами через ключевые слова двор, куртины, кровли, забор, узоры, деревья, сорок, имеется компонент, объединяющий её с одиннадцатой синтагмой. Это слово устланные, управляющее ключевым словом последней синтагмы (ковром). Благодаря этой связи между синтагмами устанавливаются объектные отношения, развивающие опосредованную смысловую связь в предложении.

Обращая внимание на структуру данного предложения и предполагаемую единицу его организации – слово, словосочетание или синтагма, – можно ещё раз убедиться в мысли, что предложение имеет синтагматическую основу. Оно не только составлено из синтагм, но и воспринимается на уровне синтагм как основных компонентов структуры и содержания. Его формирование осуществляется путём линейного наращения синтагм.

Межсинтагматические связи можно представить и в виде такой схемы:

межсинтагматические связи

Она отражает все 11 синтагм, последовательность их линейного наращения, их межсинтагматическую подчинительную и сочинительную связь, а также ключевые слова этой связи. Вертикальные линии указывают на главные синтагмы, наклонные – на зависимые от них. Так, вторая синтагма является грамматически главной для первой и для последующих восьми синтагм. Десятая – зависимая по отношению ко второй, но главная для одиннадцатой.

Таким образом, в каждой синтагме есть грамматически ключевое слово, вокруг которого объединяются все другие её лексические компоненты в единую структурно-смысловую группу. На уровне ключевых слов между синтагмами устанавливаются синтаксические и смысловые связи. Ключевые слова является важными как для внутрисинтагматических, так и для межсинтагматических связей и отношений. Они часто являются главными и в смысловом плане, что, впрочем, не обязательно. Содержательно актуальным может стать любой компонент, независимо от его структурной роли и конкретных грамматических показателей. Содержательная важность компонентов речи определяется не структурными параметрами, а коммуникативными целями.

В результате последовательного наращения синтагм формируется речь: предложения, высказывания и тексты. Благодаря осознанию их синтагматической структуры они и воспринимаются читателем.

Синтагма обычно состоит из двух и более знаменательных слов, но может состоять из одного слова, если, по мнению субъекта речи, его достаточно, чтобы отразить конкретный фрагмент содержания. В нашем примере это  однородные синтагмы куртины, / кровли / и забор. Сочетаясь с другими однофункциональными компонентами предложения, они получают конкретное речевое значение (сосуществование наблюдаемых объектов, объединённых общей картиной воздействия на них первого снега). Объём синтагмы определяется характером и объёмом фрагмента содержания, который, по мнению автора, весьма важен для достаточного, на его взгляд, отражения наблюдаемой картины.

Слова в синтагме при организации речи могут быть связаны любым видом синтаксической связи. Ключевые слова синтагм также могут быть связаны любым видом связи.

Грамматическая природа синтагмы определяется частеречной принадлежностью её ключевого слова. Они могут быть именные, глагольные или наречные. В некоторых языках, например английском, частеречная принадлежность слова определяется не на основании показателей, присущих слову как единице словарной системы языка или единице его грамматической системы, а на основании его речевой функции, с учётом его синтаксической позиции. В английской речи грамматический омоним может выступать как существительное, прилагательное или глагол. Степень обобщения слова в английском языке выше, чем в русском или украинском. В позиции подлежащего слово  квалифицируется как существительное, в позиции перед существительным оно часто воспринимается как прилагательное, а в позиции сказуемого – как глагол. В русском, украинском и других славянских языках, благодаря их флективной природе частеречная принадлежность слова определена уже в словарной системе языка и не представляется такой гипотетической, как в английском. Данное положение находит отражение в словарях английского языка, в которых существительные, прилагательные и глаголы обычно представлены не отдельными статьями, а в качестве разных смысловых и грамматических значений одного и того же слова. Слово и его потенциальные значения.

Грамматические показатели синтагмы находят отражение в её внутрисинтагматических и межсинтагматических связях и отношениях. Организация речи осуществляется с помощью межсинтагматической связи между синтагмами при их наращении. По своей сущности можно выделить грамматическую, смысловую и ассоциативную межсинтагматическую связь, а по её направленности – вертикальную и горизонтальную связь. Грамматическая и смысловая связь проявляется как по горизонтали, так и по вертикали, охватывая и то и другое направления. Ассоциативная связь – только по горизонтали. Все виды подчинительной связи представляют вертикальное направление, отражая грамматическую иерархию объединяемых синтагм. Предикативные и сочинительные объединения представляют горизонтальную связь.

Ассоциативную связь можно квалифицировать как разновидность смысловой. Выделение её в отдельный вид обусловлено тем, что в отличие от собственно смысловой ассоциативная связь выступает только в горизонтали – при аналогиях, соотнесении, сравнении, сопоставлении, пояснении. В целом же смысловая связь выступает в таких вариантах, как собственно смысловая (при синтаксически связанных сочетающихся компонентах), опосредованная (возникающая между синтаксически не связанными компонентами, группирующимися вокруг ключевых слов, на основании связи между ключевыми словами) и ассоциативная. Виды связи реализуются не отдельно друг от друга, а в единстве: грамматическая и смысловая. Ассоциативная связь представлена, например, в следующем речевом фрагменте:

Предложение не строится непосредственно из слов / или словосочетаний, // оно является промежуточной речевой структурой, // занимающей позицию между минимальной речеорганизующей единицей, / синтагмой, / и текстом / как абсолютно завершённой единицей речи. // Предложения структурируют текст / с целью облегчения его синтагматического членения и восприятия. /// Синтагмы формируют все речевые единицы / и текст в целом. /// Укладывая кирпич к кирпичу, / каменщик строит все этажи / и тем самым дом, // точно так и субъект речи / при помощи синтагм / постепенно / одно за другим / формирует все предложения / и одновременно / текст  / как завершённую единицу.

Последние 11 синтагм, отмеченные жирным шрифтом, связаны с предыдущей речевой структурой ассоциативной связью, соотносящей их содержание с уже высказанным. Здесь ассоциативная связь даёт логическое основание для включения отмеченного фрагмента в связную речь, причём в данном месте речевой структуры.

Чтобы убедиться в том, что вовсе не предложение является организующей текст единицей, а синтагма, представим данный контекст без указания границ между предложениями и без знаков препинания. Укажем лишь границы между синтагмами.

Предложение не строится непосредственно из слов / или словосочетаний // оно является промежуточной речевой структурой // занимающей позицию между минимальной речеорганизующей единицей / синтагмой / и текстом / как абсолютно завершённой единицей речи // предложения структурируют текст / с целью облегчения его синтагматического членения и восприятия /// синтагмы формируют все речевые единицы / и текст в целом /// укладывая кирпич к кирпичу / каменщик строит все этажи / и тем самым дом // точно так и субъект речи / при помощи синтагм / постепенно / одно за другим / формирует все предложения / и одновременно / текст  / как завершённую единицу.

Из текста исчезли предложения и пунктуация, но при указании границ между синтагмами с качеством пауз (более продолжительных и менее продолжительных) вряд ли он стал труднее для восприятия. Даже несмотря на новизну оформления. Очевидно, что сформирован он не из предложений, а в результате последовательного линейного наращения синтагм, восприятие которых позволяет точно разобраться в содержании. Очевидно, что предложения выполняют в тексте структурирующую функцию. Границы между ними в том или ином тексте многие люди определили бы по-своему, хотя воспринимали бы его содержание вполне адекватно. Но любое восприятие “по-своему” синтагматической  структуры текста ведёт к искажению его содержания.

Весьма важно учитывать, что не все синтаксически связанные слова входят в одну синтагму. Они могут относиться к разным синтагмам. Так, ключевые слова синтаксически сочетаются между собой, но входят в разные синтагмы. Их связь межсинтагматическая. Связывая ключевые слова, она тем самым объединяет группы слов в качестве самостоятельных единств, составляя из них предложения, высказывания и текст, т.е. единую связную речь.

Статус синтагмы определяется её тремя основными функциями: 1) быть материалом в структурно-смысловой организации всех составных речевых единиц; 2) способствовать точному пониманию речи и 3) вносить ясность в структуру предложения, способствуя адекватной квалификации его компонентов. Например, при выяснении способа передачи значения предикативности – односоставности или двусоставности. Ср.: Надо бросать курить и Надо / бросать курить. Пауза во втором варианте указывает на две синтагмы и свидетельствует о двусоставности предложения. У предложений разные содержания, обусловленные в первом случае – безличной структурой, а во втором – соотношением действия как факта (бросать курить) и высшей степени его обязательности (Надо).

Из синтагм речь составляется, и адекватно понять её можно только на уровне этих же минимальных однозначных речевых единиц. Обычно синтагма меньше предложения, но нередко она может совпадать с ним или с отдельной предикативной единицей в сложном предложении. В некоторых случаях, в зависимости от коммуникативной цели и эмоционального состояния субъекта речи, она может включать несколько односоставных предикативных единиц номинативного или глагольного типа.

Академик Л.В. Щерба занимался проблемой синтагмы около тридцати лет. Он прошёл путь от фонетического её понимания к синтаксическому. В последних выступлениях и записях, оставшихся, к сожалению, неопубликованными, он говорит о ней как об основной речепорождающей единице, что в полной мере соответствует речевой действительности. Но многие современные лингвисты, говоря о синтагме, почему-то опираются не на последние выводы ученого, а на его ранние взгляды и тем самым фальсифицируют его окончательную квалификацию данной речевой единицы.

В устном общении членение речи на синтагмы осуществляется при помощи пауз. В ней нет членения на слова и предложения. Границы между предложениями не осознаются ни субъектом речи, ни его слушателями. Слова узнаются на уровне синтагм, и тем самым осознаётся конкретное содержание каждой синтагмы. В результате последовательного объединения значений синтагм формируется общее содержание речи. Традиционное деление речи на письме на предложения неизбежно приходится на одну из границ между синтагмами (обычно с продолжительной паузой).

Слова языка с их обобщающим значением могут соотноситься с любой ситуацией. В системе языка слово, отражая сущностный признак реалии (в широком смысле), носит обобщающий характер и обозначает реалию-тип. Для него здесь актуальны сущностные признаки реалий. Но в речи необходимо отразить конкретную реалию, выделив её из всех однотипных. Этому способствует указание на те признаки, которые присущи только ей. И делается это на основании актуализации её акцидентальных свойств и качеств, для отражения которых используются соответствующие слова. Объединяясь в единую структурно-смысловую группу, такая группа слов создаёт синтагму как минимальную речевую единицу с конкретным, ситуативным значением. Синтагмы, объединяя слова грамматически и по смыслу, знаменуют их переход в сферу речи. Таким образом, синтагма – это структура, в которой происходит трансформация обобщённых языковых знаков в единую минимальную однозначную речевую единицу. Представленная в синтагме группа слов, соотносясь с конкретной речевой ситуацией, приобретает ситуативное содержание. Актуальность ситуативного значения для речи первостепенна. Не случайно И.А. Бодуэн де Куртенэ разграничивал слово в языке и слово в речи, используя для их наименования разные термины. Тем самым он чётко разграничивал сферы языка и речи, языковые и речевые единицы в целом.

Синтагмы не образуют новых понятий, они конкретизируют и уточняют те понятия, которые обозначают слова в системе языка.

Изучение синтагмы и синтагматической структуры речи заставляет по-иному взглянуть на учение о членах предложения, а также на предложение как реализацию структурной схемы с помощью лексических распространителей (т.е. отдельных слов).

Утверждение о том, что предложения как речевые единицы с конкретным содержанием формируются в родном языке в результате распространения структурных схем так называемыми лексическими распространителями, вызывает сомнение относительно своего соответствия речевой деятельности. Оно представляет родную речь в виде какой-то упрощённой словесной игры, тогда как это важнейшее орудие мышления, способ передачи сложнейших мыслей, их оттенков, чувств, тончайших движений души. Оно совершенствуется в течение всей жизни человека, который пользуется им автоматически, потому что все его знания о мире, понятия и представления, составляющие основу для мышления, речевой и практической деятельности, представлены у каждого человека на родном языке. Любой импульс, порождающий мышление, автоматически вызывает у него соответствующие слова родного языка. Родная речь – средство познания, общения, взаимопонимания, способ культурной и национальной самоидентификации личности и народа. Если всё так просто в построении предложений и речи в целом, как это представляют сторонники структурных схем, то не удивительно, что в постсоветское время нашлись неосторожные люди, пытающиеся перевести миллионы сограждан с родного на чужой для них язык. Трудно, что ли, распространять схемы отдельными словами!

Наивно и слишком упрощённо полагать, что родная речь порождается на основе схем из отдельных слов. Опираясь на исследования Н. Хомского, В. З. Демьянков, говоря о порождении речи, пишет: “… Абсурдно считать, будто сначала выбирается костяк предложения (т.е. модель, структурная схема – Е.Ф.), который затем наполняется лексическим содержанием и т.д. То, как порождается предложение в грамматике, описывает общую языковую компетенцию (competence), а не “исполнение” (performance) речи. Поэтому о фазах, или этапах, порождения речи можно говорить только условно, имея в виду возможность параллельной их реализации”.1 Высказывание довольно категоричное, но, на наш взгляд, вполне убедительное. Виртуальность, неестественность речепорождения, объясняемого на основе структурных схем, очевидны для многих людей, которые пытаются разобраться в реальных процессах порождения речи на примере личной речевой деятельности. Не строительство предложений является следствием структурных схем, а, наоборот, структурные схемы – следствие анализа и обобщения устройства предложений, один из способов систематизации предложений на основании особенностей их устройства. Первичны не структурные схемы, а предложения как реальные речевые структуры.

Вместе с тем становится также очевидным, что и традиционное учение о членах предложения представляется не совсем убедительным, скорее, этапным в развитии лингвистической мысли. Если предложение формируется не из слов, а из синтагм, то не может не вызвать сомнений выделение в нём единиц меньше синтагмы. Ведь именно синтагма является его минимальным целостным компонентом. Выделение из синтагмы отдельных её слов в качестве членов предложения, разрушает её единство. Между ними и членами предложения (в том числе и в современной их интерпретации) нет ничего общего. Традиционная и современная концепции членов предложения вступают в противоречие с процессом порождения речи и формирования предложения. Не ясно, какую реальную речевую единицу в структуре предложения они отражают. Если слово вошло в предложение в качестве компонента синтагмы, оно не может выступать в качестве самостоятельного члена предложения, так как является неотъемлемой частью синтагмы. Ср.:

В нашем старом вишнёвом саду / каждой весной / во время буйного цветения деревьев / просто сказочно / от белизны и благоухания цветов.

В предложении пять синтагм, все они имеют наречное значение (места – времени – времени – состояния ситуации – причины). Первая синтагма представлена словоформой существительного в обстоятельственном (наречном) значении и тремя определяющими её компонентами, вторая – словом, которое квалифицируется в качестве наречия, у которого есть определение.

Нужно быть весьма изобретательным, чтобы объяснить наличие определения у наречия весной и аргументировать статус “членов предложения”, выраженных словами каждой, нашем, старом, вишнёвом, буйного, деревьев, белизны, цветов. Все такие объяснения будут весьма наивны. Потому что это предложение сформировано не из членов предложения, а из пяти синтагм как единых минимальных структурно-смысловых компонентов. Отдельные слова и словоформы выступают здесь как структурно-смысловые члены своих синтагм. В структуре предложения они не отличаются самостоятельностью.

Ситуация в период речевого акта, когда группа слов, которая манифестует синтагму и выступает в качестве минимального компонента предложения, – объективное явление. Но в этой группе начинают находить самостоятельные члены предложения и при этом не только разрушают те реальные структуры, из которых предложение непосредственно составлено, но и объединяют слова, связанные как внутренней синтагматической, так и межсинтагматической связью, не обращая внимания на то, что последняя объединяет не отдельные слова, а целые группы слов. Возникающие при этом смысловые и синтаксические отношения – это отношения между группами слов, а не между отдельными словами. Такие действия воспринимаются как перепланировка существующей структуры предложения изнутри, когда совершенно не учитывается реальное его происхождение.

Теория синтагмы весьма тесно связана с прагматикой речи. Но целенаправленного изучения синтагматической основы речи ещё нет ни в школе, ни в вузе. Знания о ней важны при обучении учащихся письменному изложению своих мыслей, чтению текстов с адекватным их пониманием. Даже на начальном этапе обучения чтению и письму становится очевидным, что не все слова в речи сочетаются друг с другом. Поэтому необходимо найти в ней взаимосвязанные лексемы и воспринимать их как единое структурное и смысловое целое. Содержание предложения и текста в целом вовсе не определяется суммой значений всех слов в отдельности.

Чтобы правильно понять речь, нужно не просто её прочитать, нужно соотнести и объединить в ней слова, правильно разграничить единые минимальные их группы. Очевидно, что в любой речи слова не только объединяются, но и разграничиваются. Читателю необходимо правильно определиться в синтагмах, из которых автором сформирован текст. Постигается это в школах нынче стихийно, интуитивно, и далеко не всеми учащимися. Часто можно стать свидетелем картины, когда человек читает текст, но не понимает его, потому что им не осознана синтагматика текста и его интонация как способ представления содержания. Но если в основу обучения чтению, аудированию, говорению и письму поставить синтагму, процесс обучения станет осознанным и для учителя, и для учащихся. Он получит совсем иное качество, так как восприятие речи будет полностью соответствовать характеру её порождения. Это важно при изучении как родного языка, так и иностранного. Например, при осознании аналитических грамматических форм системы времён, страдательных, притяжательных, различных смысловых конструкций в английской речи.

Для адекватного понимания письменного текста необходимо осознать его ритм, восстановить интонацию, осознать паузы между синтагмами, определить смысловые и грамматические отношения между ними, в результате чего установить его реальную синтагматическую структуру – ту структуру, которую определил автор и которая стала единственной формой существования и передачи строго конкретного содержания. Задача читателя – вовсе не поиски выразительных смысловых вариантов в тексте, как полагают некоторые исследователи (Н.Д. Светозарова2, Е.А Брызгунова3, В.К. Колобаев4 и др.), а осознание авторского содержания текста. При этом необходимо исключить любые иные варианты, так как все они ведут к искажению содержания, что недопустимо для таких, например, текстов, как учебный, научный, законодательный, публицистический и т.д.

Примечания:

1. Демьянков В.З. Продуцирование, или порождение речи.

2. Лингвистический энциклопедический словарь. – М.: Сов. энциклопедия, 1990. – с. 447.3. Брызгунова Е.А. Практическая фонетика и интонация русского языка. – М., 1963.

4. Колобаев В.К. Подвижность границ синтагмы: последствие для лингвистического и  методического прогнозирования – СПб., [1996-2008].

Русский язык, литература, культура в школе и вузе - Киев, 2011, № 2. – С. 17 – 26

Другие статьи по теме:
Формы подлежащего в простом предложении
Подлежащее в русском языке имеет предметное значение и независимую форму именительного падежа, они проявляются во всех р...
Сказуемое в простом предложении и его признаки
Сказуемое имеет следующие признаки: 1) называет действие или признак предмета, обозн...
Рекомендуем ознакомиться:
Курс СКОРОЧТЕНИЯ у Вас дома. До 1000 слов в минуту
Обучение скорочтению всего за 1 месяц. Более 1200 успешных учеников. Положительные отзывы людей, прошедших курс. Гарантия качества.

Английский без зубрежки! Результат c первых недель!
Центр лингвистических программ Poliglot. Уникальная методика скоростного изучения на дому. Быстрый результат с гарантией!
События и новости культуры и образования:
80 лет со дня рождения Эдуарда Николаевича Успенского - 22 декабря 2017 года
Дата проведения: 22.12.2017 - 22.12.2017
22 декабря - день рождения русского писателя, взрослого и детского юмориста Эдуарда Н ...
220 лет со дня рождения Генриха Гейне - 13 декабря 2017 года
Дата проведения: 13.12.2017 - 13.12.2017
13 декабря 2017 г. исполняется 220 лет со дня рождения Генриха Гейне. Творчество этог ...
Сообщить об ошибке на сайте:
Сообщить об ошибке на сайте
Пожалуйста, если Вы нашли ошибку или опечатку на сайте, сообщите нам, и мы ее исправим. Давайте вместе сделаем сайт лучше и качественнее!
 


Антропософия Андрея Белого в 1912-1916 гг.
В 1912—1916 гг. Белый почти все время проводит за границей — сначала ездит за Штейнером по Европе ...
Как научиться понимать английский на слух?
Неспособность воспринимать устную английскую речь – одна из наиболее часто встречающихся проблем при его...
Скорочтение: быстрое обучение
Научиться Скорочтению всего за 1 месяц! Результат до 1000 слов в минуту!
Стилистическое использование грамматических форм имен прилагательных
Грамматические формы рода, числа, падежа имени прилагательного, в отличие от форм имени существительного, обыч...
Частота повторения звуков в речи
На благозвучие оказывает влияние частота употребления звуков одинаковых или близких по артикуляции. Фоника стр...
Скорочтение: быстрое обучение
Научиться Скорочтению всего за 1 месяц! Результат до 1000 слов в минуту!
2011 - 2017 © Интернет-журнал Textologia.ru — сайт о русском языке, литературный портал Текстология. Помощь в изучении современного русского литературного языка, языкознания и литературы.
Администрация не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных материалах на сайте. Копирование, перепечатка и другое использование материалов сайта возможны только с письменного разрешения администрации.