На главнуюКарта сайтаНаписать письмо
Полезная информация о русском языке, культуре речи, литературе и современном литературном языке на портале Textologia.ru
Сайт – энциклопедия по литературе и русскому языку, библиотека полезных материалов и статей по филологии
Как и когда отмечают Международный день грамотности?
Под грамотностью человека понимаются его навыки осмысленного письма и чтения элементарных текстов. Подобные ум...
Своеобразие ранней лирики В.Я. Брюсова: основные темы и образы
Большое место в раннем творчестве Брюсова занимала любовная лирика, своеобразие которой заключалось в намеренн...
Фотоконкурсы с призами
Международный конкурс фотографий ФотоПризер.ру с призами!
Текстология.руТекстология.руРусский языкРусский языкОномастикаОномастикаМетоды ономастических исследованийМетоды ономастических исследованийСемиотический подход к ономастике на примере ойконимии

Семиотический подход к ономастике на примере ойконимии

Семиотический подход к ономастике на примере ойконимии

Покажем один из вариантов семиотического подхода к ономастике на примере ойконимии. В качестве объекта анализа возьмем ойконимию типичной области европейской части России — названия населенных пунктов Пензенской области (см. «Справочник административно-территориального деления Пензенской области», 1968,— здесь приведены официальные названия 10 городов области: Пенза, Кузнецк, Сердобск и др., 14 рабочих поселков, более 2100 сел, деревень, поселков).

Название населенного пункта (Пенза, Лермонтово, Нижнее Аблязово, 1 Мая, Алексеевна Первая, Вторая Алексеевна, Александро-Васильевка, Волхон-Умет, Дым-Чардым, Дубровка-на-Узе, Большие Луга, Антоновские Хутора, Большой Красный Стан, Заря Новой Жизни, им. Розы Люксембург, Серп и Молот и под.) в семиотическом плане является знаком, который, отличаясь от других знаков, способен выполнять указательно-выделительную функцию. В этом смысле они сравнимы с почтовыми индексами. В са-мом деле, в настоящее время для значительной массы населенных пунктов СССР достаточно знания почтового индекса, чтобы установить, о каком городе или селении идет речь: 284000 — Ивано-Франковск, 360000 — Орджоникидзе, 410000 — Саратов, 443000 — Куйбышев, 700000 — Ташкент, 712000 — Фергана.

Структура всех почтовых индексов СССР одинакова: все они состоят из шести цифр. Различия между ними — в неодинаковом комбинировании десяти цифр-знаков от 0 до 9. Совокупность всех индексов образует строгую систему. Замена хотя бы одной цифры меняет весь знак, делает его другим, соотносимым с иным объектом.

Структура слов-ойконимов, естественно, не похожа на структуру почтовых индексов. Иной оказывается и вся система ойконимии. Естественно сложившиеся совокупности названий населенных мест имеют менее однообразную структуру, менее строгие системные связи, чем специально созданная и математически рассчитанная система индексов. Меньшая строгость ономастической системы обусловлена еще и тем, что она выполняет, кроме указательной, и другие функции: идеологическую, эстетическую, этническую и др.

Выявляя семиотически существенные признаки слов-ойконимов, следует иметь в виду весь план выражения, т. е. всю совокупность языковых средств, используемых для выражения ойконимами их номинативно-идентифицирующей функции. В частности, необходимо установить:

1)    полный набор разных слов (независимо от их происхождения, структуры, парадигматических и синтагматических связей и т. п.), используемых на избранной для анализа территории в качестве названий населенных пунктов;

2)    весь набор грамматических категорий (грамматических значений и средств их выражения) и выделить из них те, которые оказываются, кроме основ, единственными различителями двух или большего количества ойконимов (типа Степной, Степная, Степное),

3)    весь набор топонимических формантов и выделить из них те, которые на данной территории (или в данном коллективе) используются в роли единственных различителей слов-ойконимов (типа Богдановка и Богданиха);

4)    весь набор словосочетаний с выделением всего того, что семиотически существенно (структура словосочетания, конкретный набор объединенных в словосочетания слов, их грамматические признаки, типы связи слов внутри словосочетания и др.);

5)    все виды (модели) сочетания разных языковых средств (отдельных слов, формантов, грамматических категорий и др.), встречающиеся в ойконимии исследуемой зоны;

6)    частоту (широту) применения каждого из средств и каждой из моделей сочетания (совмещения) средств и их роль в придании всей совокупности ойконимов информативно-системного характера.

Набор разных слов и их фонетическая организация. Для обозначения 2135 населенных пунктов Пензенской обл. использовано около 1300 разных слов (примерно 60% от числа обозначаемых объектов), употребленных либо в «изолированном» виде (Александровна, Зубрилово и др.), либо в сочетании с другими словами (Новая Александровна, Новое Зубрилово). «Экономия» слов создается благодаря повторяемости: а) слов в составных названиях (Большая Садовка и Малая Садовка, Новая Александровна, Новая Екатериновка, Новая Козловка и под.); б) одиночных слов, т. е. в результате сво-еобразной омонимии (в Пензенской области 13 Николаевок, 15 Ивановок, 16 Алексеевок, 26 Александровок и т. п.).

Слова-названия имеют разное фонетическое оформление (состав фонем, их количество, порядок следования и др.), разную морфологическую и словообразовательную структуру.

Длина слов колеблется от 3 (Гаи, Ива, Луч, Ров — всего 4 названия) до 16 фонем (Краснознаменский, Новокададинское, Новокуземкинский — 3 названия). Основную массу названий составляют 7—10-фонемные слова.

По количеству слогов топонимы могут быть односложными (Луч, Ров, Крым), двусложными (Выша, Сура), трехсложными (Осино, Петровка, Каурец), четырехсложными (Абашево, Адамовка, Белтово), пятисложными (Адикаевка, Азарапино, Светлореченька, Краснознаменский), шестисложными (Паначулидзевка, Сухопечаевка, Новозимаровский, Старополянское, Новокуземкинский) и семисложными (Новокададинское). Преобладающий тип — трех- и четырехсложный.

Ударение, как правило, фиксированное. По его месту в именительном падеже выделяются следующие акцентологические модели:

в односложных словах — одна модель: ударение на основе (Ров);

в двусложных — две модели: 1) типа Сура и 2) типа Байка, т. е. с ударением на последнем и предпоследнем слогах;

в трехсложных — три модели: 1) типа Ильмино, 2) типа Петровка, 3) типа Кикино;

в четырехсложных — три модели: 1) типа Бутурлинка, 2) типа Адамовка, 3) типа Беликово. Слов с ударением на последнем слоге не встретилось;

в пятисложных — три модели: 1) типа Аргомаково, 2) типа Алексеевка, 3) типа Акимовщина. Слов с ударением на последнем и пятом от конца слоге не зафиксировано;

в шестисложных — две модели: 1) типа Новозимаровский и 2) типа Новокуземкинский. Ударения на других слогах не отмечено;

в семисложных — одна модель: ударение на третьем от конца слоге — Новокададинское (всего один пример). Наиболее частыми являются три модели: 1) с ударением на последнем слоге: Сура, Ильмино — в дву- и трехсложных словах; 2) с ударением на втором от конца слоге: Байка, Петровка, Бутурлйнка, Аргомаково, Новозимаровский — в словах от 2 до 6 слогов; 3) с ударением на третьем от конца слоге: Адамовка, Алексеевка, Сухопечаевка, Новокададинское — в 4-, 5- и 7-сложных словах. Можно полагать, что типичные акцентологические модели у слов-ойконимов — своеобразный «сигнал» (хотя и не единственный), объединяющий их в особый класс слов. Однако звуковые различия большинства слов-названий настолько разнообразны, что каждое слово способно выступить знаком-различителем обозначаемой реалии.

Грамматические признаки топонимов. Подавляющая масса названий населенных мест — имёна существительные и субстантивированные прилагательные. Прилагательные, не перешедшие в существительные, наблюдаем лишь в составных названиях (Большая Садовка, Нижнее Аблязово, Татарский Канадей).

В зависимости от принадлежности к грамматическому роду все топонимы (однословные и составные) распределяются по трем группам: 1) имеющие форму женского рода (около 52% —776 примеров): Победа, Отрада, Ивановка, Удалая, Малая Садовка, Заря Новой Жизни; 2) имеющие форму среднего рода (более 25% — 382 примера); 3) имеющие форму мужского рода (примерно 23% — 348 примеров). Преобладание слов женского рода идет за счет очень широкой продуктивности суффиксов-формантов -к(а), -овк(а) и под.: Секретарка, Шиловка, Буденновка и др.

По форме грамматического числа названия населенных мест делятся на две неравные группы: 1) названия в форме единственного числа — их более 95%, 2) названия во множественном числе и pluralia tantum: Большие Хутора, Солонцы и др. (их менее 5%).

Названий-существительных, которые различались бы лишь грамматическим родом (типа кум — кума, супруг — супруга, Александр — Александра), в Пензенской обл. не отмечено. Что касается субстантивированных прилагательных, то среди них имеется несколько пар и даже трехчленов, различающихся родовыми флексиями, например: селения Луговой, Луговая, Луговое; Степной, Степная, Степное; Садовый, Садовая, Садовое; Октябрьский, Октябрьская; Майский, Майское; Смирновский, Смирновское; Дубовый, Дубовая; Веселый, Веселая; Красный, Красное; Заречный, Заречное (всего их около 1%).

Ойконимов, различающихся лишь формой числа еще меньше: Дубровка и Дубровки, Белозерка и Белозерки (2 пары).

Род и число, редко выступающие дифференциаторами слов-ойконимов в «чистом» виде, довольно часто сопровождают дифференциаторы-форманты (ср.: село Крыловка и село Крылова, Крюковка и Крюково, Лачиновка и Лачиново, Можарка и Можарово и под.— более 20 пар; Каргалей и Каргалейка, Курган и Кургановка, Липовец и Липовка; Городок и Городище).

Состав и функция топонимических формантов. Около 70% названий населенных пунктов Пензенской области имеют в своем составе топонимические форманты-суффиксы: -к(а) со своими производными -двк(а), -вк(а), -инк(а), -енк(а), -анк(а): Можарка, Ишимка, Уранка, Можаровка, Виляевка, Алексеевка, Уишнка, Головинка, Козинка, Преображенка, Студент, Ольшанка и др. (суффикс -к(а) с производными отмечен в 600 «изолированных» и составных названиях, что составляет около 40% учтенных наименований); суффикс -ов(о): Скуратова, Кадышево, Лермонтово, Ворошилово и др. (около 10%), суффикс -ин(о): Пушанино, Пыркино, Ленино и др. (около 10%), а также малораспространенные: -ец (Липовец, Ржавец), -щин(а): Наумовщина, Бельщина, -ух(а): Княжуха, -их(а): Бобриха, -ищ(е): Ключище, -ье: Белогорье.

Ограниченность состава топонимических формантов (всего их отмечено на территории области около полутора десятка, а наиболее продуктивных 5—6: -к(а), -овк(а), -инк(а), -ов(о), -ин(о)) и широкий круг основ, к которым они присоединяются, свидетельствуют об их слабой дифференциальной (указательной) функции. Они служат для отличия топонима-ойконима вообще (а не названия конкретного пункта) от нетопонимов. Топонимические форманты как бы «посвящают» обычные слова (основы) в топонимы. Только в этом смысле можно говорить об их дифференцирующей роли. В пределах топонимической (ойконимической) системы они не столько дифференциаторы, сколько унификаторы. Прав Ю. А. Карпенко, подчеркивая «сближающую» роль системы: «Топонимы одной и той же территории возникают в разное время, на разной — в зависимости от национального состава населения и иных исторических обстоятельств — языковой основе и образуются от разных лексем. Поэтому топонимы, хотя они и входят в какой-либо ряд, различны, так сказать, от рождения, независимо от необходимости отличаться друг от друга.

И действие топонимической системы направлено прежде всего не на то, чтобы отдалить топонимы друг от друга, а, как это ни парадоксально, на то, чтобы сблизить их между собой» (подчеркнуто мною. — В. Б.). Следовательно, система сближает слова-ойконимы не только функционально и грамматически (все они существительные, чаще всего — в единственном числе), но и в словообразовательном плане.

Составные наименования и их типы. Среди двусловных составных наименований следует различать две основные группы: 1) наименования с тождественным «стержневым» членом и противопоставленными определениями к нему: Большая Садовка и Малая Садовка, Верхний Мывал и Нижний Мывал, Старый Валовай и Новый Валовай; особую подгруппу образуют пары наименований, в которых одно из определений «пропущено», не прибавлено, т. е. «выражено» нулевой лексемой: Козловка и Новая Козловка, Михайловка и Малая Михайловка, Мичкас и Большой Мичкас; 2) наименования, в которых определения не являются логически противопоставленными, например: Волчий Овраг и Каменный Овраг, Красный Дол и Мокрый Дол, Красный Октябрь и Десятый Октябрь и под. (среди таких наименований немало идеологических).

В плане выявления системно-семиотических связей наибольший интерес представляют наименования первой группы — с бинарными противопоставлениями дифференцирующих элементов.

В качестве дифференциаторов чаще всего используются:

1)    пара слов: старый — новый (Старая Каштановка — Новая Каштановка, Старые Озерки — Новые Озерки, Старая Яксарка — Новая Яксарка);

2)    пара слов: большой — малый (Большая Андреевка — Малая Андреевка, Большое Пермиево — Малое Пермиево, Большие Верхи — Малые Верхи);

3)    пара слов: верхний — нижний (Верхний Катмис — Нижний Катмис, Верхняя Елюзань — Нижняя Елюзань, Верхние Дубровки — Нижние Дубровки);

4)    пары слов, указывающих на национальную (иногда былую) принадлежность жителей данных селений: русский — татарский, русский — мордовский (Русский Шелдаис— Татарский Шелдаис, Русская Пенделка — Татарская Пенделка, Русский Ишим — Мордовский Ишим, Русский Камешкир— Мордовский Камешкир и др.);

5)    счетные слова и цифровые знаки: Первое отделение — Второе отделение, Первая Александровка — Вторая Александровна, Сумы 1-е — Сумы 2-е, Мокшаны I, II, III, IV (ср. Пенза I, Пенза II, Пенза III, Пенза IV, Пенза V. — железнодорожные станции гор. Пензы).

К приведенным примыкают наименования, включающие в свой состав слова, указывающие на геофизические приметы соответствующих поселений (Каменный Овраг — Сосновый Овраг, Лесной Вьяс — Напольный Вьяс), а также оттопонимические (либо шире — отономастические) прилагательные: Знаменская Пестровка — Никольская Пестровка (обе в Иссинском районе), Казанская Арчада— Никольская Арчада — Покровская Арчада (все три в Каменском районе), Покровская Варежка — Львовская Варежка (обе в Пачелмском районе).

Удельный вес наименований с приведенными выше «ходовыми» определениями неодинаков.

Всего названий со словом старый, -ая, -ое, -ые в Пензенской области — 35, а со словом новый, -ая, -ое, -ые — более 90. Бинарную соотнесенность «старый — новый» имеют 26 пар (из них 23 в пределах одних и тех же районов!), кроме того, в 9 парах соотнесенность лексически не выражена: Козловка и Новая Козловка, Иванырс и Новый Иванырс (не представлено слово старый, -ая...). Преобладание определения новый (почти в 3 раза больше, чем старый) вызвано: 1) наличием значительного числа идеологических наименований типа Новый Мир, Новый Свет, Новый Труд, Новый Путь; 2) «пропуском» (не использованием!) определения старый в парах наименований типа: деревни Козловка и Новая Козловка (обе в Лопатинском районе), Екатериновка и Новая Екатериновка (обе в Лунинском районе), Зубрилово и Новое Зубрилово (обе в Тамалинском районе); 3) тем, что старое село, имя которого перенесено на новое поселение, находится за пределами изучаемой области (заселение Пензенской области шло в основном в XVIII и XIX вв.), т. е. член бинарной оппозиции мог «остаться» на прежней территории. Заметим, что системный анализ может натолкнуть на поиски соответствующих населенных пунктов.

Названий со словом большой — 29, со словом малый — 30. Всего соотносимых пар — 25, из них 19 пар лексически выраженных (Большая Андреевка — Малая Андреевка, Большая Чернавка — Малая Чернавка и под.), 4 пары с «пропущенным» членом большой (Михайловка и Малая Михайловка Камешкирского района, Скрябино и Малое Скрябина Колышлейского района, Фатуевка и Малая Фатуевка Мокшанского района, Аншлейка и Малая Аншлейка Никольского района) и 2 пары с «пропущенным» словом малый (Большой Мичкас и Мичкас в Никольском районе, Большая Александровка и Александровка в Колышлейском районе). Нетрудно заметить, что соотношение большой — малый... более строго и «реально», чем соотношение старый — новый. Показателен и такой факт, что из 25 бинарных пар с большой — малый 24 пары находятся в пределах одних и тех же районов.

Еще более строго соотношение между определениями-дифференциаторами верхний и нижний. Всего названий со словом верхний в области 13, со словом нижний—11. Соотнесено 10 пар: Верхний Ломов — Нижний Ломов, Верхний Мывал — Нижний Мывал, Верхняя Матчерка— Нижняя Матчерка, Верхний Катмис — Нижний Катмис и др. Без соответствия осталось Нижнее Аблязово вследствие переименования в 1949 г. села Верхнее Аблязово в село Радищево (в честь великого революционера-демократа А. Н. Радищева).

В целом же названий, включающих бинарные соответствия, по сравнению с обычными составными названиями немного.

Из приведенного системно-семиотического обзора можно сделать следующее заключение.

1.    Названия населенных мест (городов, сел, деревень и др.) той или иной области (ойконимы) представляют собой в известной мере упорядоченную совокупность языковых знаков.

2.    Упорядоченность знаков (словосочетаний слов) проявляется на всех уровнях языка: а) фонетическом (основная масса топонимов 7—10-фонемная, ударение чаще всего на втором и третьем от конца слоге), б) грамматическом (ойконимы — это почти всегда имена существительные или субстантивированные прилагательные, имеющие в 95% форму единственного числа), в) словообразовательном (ограниченный набор формантов, а также способов, типов и моделей словообразования). Есть основания говорить о некоторых характерных признаках топонимической лексики как относительно автономной семиотической системы. В этой системе есть высокоорганизованные участки, основанные на бинарных противопоставлениях образующих их элементов.

3.    Топонимическая (ойконимическая) система такой территории, как административная область, является «сборной», состоящей из более мелких систем (региональных — районных, сельсоветских и иных ареально-линейных систем). В то же время она сама является частью более общей топонимической системы данного народа (языка), а может быть, и группы родственных народов и языков.

4.    Предпринятый анализ семиотических связей ойконимов одной области нельзя считать законченным. Он должен быть продолжен через подключение топонимии Пензенской области к топонимии других областей, сначала соседних, а затем ко всей топонимической сети СССР.

5.    Следует учитывать и взаимосвязи между топонимами и апеллятивной лексикой, которая является системой более крупного масштаба, чем топонимическая.

Попытка семиотической интерпретации антропонимии (традиционной и новой, в частности, русских имен, фамилий первых советских десятилетий) содержится в статье Б. А. Успенского «Мена имен в России в исторической и семиотической перспективе (к работе А. М. Селищева «Смена фамилий и личных имен»)».

Бондалетов В. Л. Русская ономастика – М., 1983 г.

Другие статьи по теме:
Стилистический метод
Может показаться, что собственные имена с их «гипертрофированной номинативностью» являются простыми знаками ...
Лингвопсихологический метод
Сто лет тому назад талантливый ученик И. А. Бодуэна де Куртенэ Н. В. Крушевский писал: «Вследствие закона ассоциац...
Рекомендуем ознакомиться:
Курс СКОРОЧТЕНИЯ у Вас дома. До 1000 слов в минуту
Обучение скорочтению всего за 1 месяц. Более 1200 успешных учеников. Положительные отзывы людей, прошедших курс. Гарантия качества.

Английский без зубрежки! Результат c первых недель!
Центр лингвистических программ Poliglot. Уникальная методика скоростного изучения на дому. Быстрый результат с гарантией!
События и новости культуры и образования:
День народного единства - 04 ноября 2017 года
Дата проведения: 04.11.2017 - 04.11.2017
День народного единства появился в истории нашей страны совсем недавно. Решение о вве ...
130 лет со дня рождения Самуила Яковлевича Маршака - 03 ноября 2017 года
Дата проведения: 03.11.2017 - 03.11.2017
3 ноября исполняется 130 лет со дня рождения одного из самых знаменитых русских и сов ...
Сообщить об ошибке на сайте:
Сообщить об ошибке на сайте
Пожалуйста, если Вы нашли ошибку или опечатку на сайте, сообщите нам, и мы ее исправим. Давайте вместе сделаем сайт лучше и качественнее!
 


Философско-эстетические взгляды Андрея Белого в 1900-е гг.
Когда в апреле 1904 г. вышло в свет «Золото в лазури», Белый уже вступил в полосу длительного духо...
Сочинение на тему: Образ автора в романе М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени»
Молодой поэт и писатель, М.Ю.Лермонтов своими произведениями открыл совершенно новую эпоху в русской литератур...
Скорочтение: быстрое обучение
Научиться Скорочтению всего за 1 месяц! Результат до 1000 слов в минуту!
Творческий кризис Н.С. Лескова в конце 60-х – начале 70-х гг. XIX века
К середине 70-х гг. под влиянием гнетущих его впечатлений от современной действительности, которая его «...
Различия и схожести в литературных позициях А.В. Сухово-Кобылина и Н.В. Островского. Драма «Свадьба Кречинского»
Сухово-Кобылина остро волновал вопрос о том, какое место он займет в литературе. Он интересовался творчеством ...
Скорочтение: быстрое обучение
Научиться Скорочтению всего за 1 месяц! Результат до 1000 слов в минуту!
2011 - 2017 © Интернет-журнал Textologia.ru — сайт о русском языке, литературный портал Текстология. Помощь в изучении современного русского литературного языка, языкознания и литературы.
Администрация не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных материалах на сайте. Копирование, перепечатка и другое использование материалов сайта возможны только с письменного разрешения администрации.