На главнуюКарта сайтаНаписать письмо
Полезная информация о русском языке, культуре речи, литературе и современном литературном языке на портале Textologia.ru
Сайт – энциклопедия по литературе и русскому языку, библиотека полезных материалов и статей по филологии
Почему выборы в Нью-Йорке проходят на русском языке?
В американском штате Нью-Йорк с начала 2010 года действует закон, по которому русскоговорящие жители штата име...
Привлечение внимания: как сделать так, чтобы Ваш текст дочитали до конца
На мой взгляд, многие из перечисленных рекомендаций по сути сводятся к обеспечению простоты и сжатости сообщен...
Фотоконкурсы с призами
Международный конкурс фотографий ФотоПризер.ру с призами!
Текстология.руТекстология.руРусский языкРусский языкЛексикология и фразеологияЛексикология и фразеологияСлово и его значениеСлово и его значениеОтражение процессов, происходящих в обществе, в лексике языка

Отражение процессов, происходящих в обществе, в лексике языка

Отражение процессов, происходящих в обществе, в лексике языка

И система понятий, закрепленная в лексике данного языка, и эмоционально-оценочные свойства слов находятся в прямой связи с интеллектуальным, нравственным, социально-экономическим состоянием общества. Язык реагирует на все изменения, происходящие и в общественном и в индивидуальном сознании, отражает их. В первую очередь это проявляется, конечно, в словарном составе наиболее массовых и многотиражных изданий, т.е. газет и журналов. Иллюстрацией к этому могут служить те процессы, которыми характеризовалась лексика средств массовой информации 80–90-х годов XX века – времени, которое явилось одним из переломных периодов в развитии нашего общественного сознания.

В эти годы активизировались прежде крайне редкие в своем употреблении, находившиеся как бы на периферии языка слова: благотворительность, милосердие, покаяние, гимназия, лицей, биржа, акция, рынок и т.п. (ср.: "Милосердие, сострадание, благотворительность – эти слова все прочнее входят в лексикон нашей каждодневной жизни. Страна возвращается к истокам общечеловеческих ценностей, мучительно восстанавливая то, что разрушалось десятилетиями" – Ог. 1989. №47).

Социально-экономические и политические преобразования последнего десятилетия привели к пополнению нашего словаря множеством заимствований, в основном англицизмов: брокер, дилер, маркетинг, менеджер, спикер, спонсор, супермаркет и т.д. Значительно расширился наш лексикон и благодаря тому, что в нашу жизнь, наш быт пришли с Запада всевозможные технические новшества, а вместе с ними и их наименования: дисплей, картридж, пейджер, плейер, принтер, факс и пр.

В текстах, посвященных проблемам внутренней жизни нашей страны, стали широко использоваться слова, обозначающие такие явления, которые раньше считались несвойственными нашему обществу: автократия, авторитарный, бизнес, коррупция, мафия, путч, рэкет, спонсор, хунта и пр. При этом многие из активно употребляющихся с начала перестройки слов и сочетаний слов обозначают те реалии, которые существовали и прежде. Но изменения, произошедшие в массовом сознании, отразили новое понимание, новую оценку этих реалий: административно-командная система, монополизм мнения, плюрализм мнений, неуставные отношения, неформальные объединения, нетрадиционные методы лечения, народная дипломатия, правящая элита, период застоя, популизм, сталинизм, сталинщина, теневая экономика и т.п. В результате многие из перечисленных выше слов и сочетаний слов имеют ярко выраженный оценочный характер. Так, исключительно в негативно-оценочных контекстах употребляются слова популизм, сталинизм, сталинист, застой, административно-командный (ср. типичные для первых лет перестройки словосочетания административно-командная система, административно-командные методы руководства), правящая элита, финансовая элита и нек. др. Например: "Что касается опасностей, стоящих на пути демократического движения, то одна из них определилась достаточно четко: это популизм. То есть заигрывание с народом, упрощение политической и экономической картины для того, чтобы добиться быстрого политического успеха" (Лит. газ. 1989. 13 сент.); "...Мы не ставим перед собой задачу создания только памятника жертвам сталинизма, говорили делегаты конференции. Мы должны работать так, чтобы даже воздух вокруг памятников стал иным, чтобы прошлое не могло повториться" (Ог. 1989. № 6); "Сложнее ситуация у Демпартии. Лишившись Николая Травкина и встав в жесткую оппозицию к правительству, лидеры этой партии не имеют надежд на благосклонное отношение к ним правящей элиты" (Моск. нов. 1995. № 36).

В последнее десятилетие вернулись в активное словоупотребление многие слова религиозной тематики, которые долгое время использовались в литературном языке в большинстве своем в переносном значении, как средство выражения иронии, неодобрения к обозначаемому, такие, например, как: агнец, анафема, благовестить, постный, праведник, священнодействие, священнодействовать и т.п. В настоящее время слова этой группы все чаще выступают на правах оценочно-нейтральных наименований даже тогда, когда они употреблены не в прямом значении. См., например, название одного из серии материалов "Огонька", посвященных проблемам Русской православной церкви, – "Возвращение "блудного сына" (Ог. 1990. № 15), где речь идет о драматических эпизодах в истории Русской церкви и о нынешней ситуации в ней. Название не содержит ни тени иронии, и устойчивое словосочетание "блудный сын", использованное для обозначения Русской церкви, употреблено без каких-либо оценочных наслоений, в непосредственной связи с евангельской притчей.

Вообще благодаря тому, что проблемы религии, церкви перестали быть "закрытыми", а наоборот, широко пропагандируются в средствах массовой информации, слова религиозной тематики и в своем прямом значении проникают в литературный язык.

Толковые словари реагируют на этот процесс и шире отражают лексику этой группы. Так, "Словарь русского языка" С.И. Ожегова, Н.Ю. Шведовой (он представляет собой подготовленное Н.Ю. Шведовой и значительно переработанное ею переиздание знаменитого толкового словаря С.И.Ожегова) включает слова ектенья (ряд молитвенных прошений, произносимых дьяконом или священником при богослужении от имени верующих), евхаристия (таинство причащения), врата Царские (средние двери в церковном иконостасе, ведущие в алтарь), елеоосвящение (христианское таинство соборования) и нек. др., которые отсутствовали в том же словаре в издании, например, 1981 года. Более подробно даются в новых словарях и толкования значений некоторых слов религиозной тематики, например: литургия: христианское богослужение, включающее в себя молитвы, песнопения, чтение священных книг, проповеди и другие обрядовые действия (ср. прежние толкования: литургия – то же, что обедня; обедня – церковная служба у православных, совершаемая утром или в первую половину дня; литургия – главное христианское таинство богослужения).

Следует отметить, что при нынешнем – уважительно-заинтересованном – отношении общества и государства к религии употребление религиозной лексики как негативно-оценочного средства нередко воспринимается как неуместное и коробит порой даже неверующего. Например: "Рынок. Так ли давно этим словом клеймили отступников от социалистического символа веры? Теперь им же клянутся: наконец-то найден рецепт экономического благоденствия" (Лит. газ. 1989. 9 авг.).

Вообще важно подчеркнуть, что переосмысление исторического опыта, переоценка прежних категорий сознания привели к изменениям в оценочных свойствах многих слов. Эти изменения происходят в трех направлениях.

1. Слова, бывшие оценочно-нейтральными, становятся словами-оценками. Так, в основном в резко отрицательных контекстах после начала перестройки стали употребляться прежде нейтральные слова: аппарат (управленческий аппарат), ведомство, ведомственный (ведомственные интересы), номенклатура (номенклатурные работники), привилегии, элита. См., например: "Свою повесть, опубликованную в журнале "Дон"... Георгий Губанов прямо так и назвал – "Номенклатура". И сочинение это вполне соответствует своему названию, поскольку все его основные персонажи являются не чем иным, как номенклатурными персонами самых различных "весовых категорий" (Лиг. газ. 1989. 1 нояб.); "И, очевидно, чтобы покончить с этим позором, надо отнять у элиты любого ранга ее главную привилегию – право на вседозволенность при полной безответственности" (там же).

Некоторые прежде нейтральные слова в настоящее время стали, наоборот, положительно-оценочными. Так, слово инакомыслящий, – которое в словарях доперестроечного периода давалось как нейтральное: без помет и не имеющее в самом толковании каких-либо замечаний, указывающих на его оценочность (инакомыслящий: Имеющий иной, не сходный с кем-либо образ мыслей, иные убеждения, взгляды), в словаре С.И. Ожегова, Н.Ю. Шведовой дается также без помет, но в толковании и в иллюстрации на употребление имеет указание на то, что в 90-е годы слово стало осмысляться как положительно-оценочное: Инакомыслящий – несогласный с господствующей идеологией, взглядами (выделено нами. – Л.Р., В.С.) ... Принадлежать к числу инакомыслящих, преследование инакомыслящих.

2. Слова, обладавшие оценочностью, утрачивают её.

Во вполне нейтральных контекстах употребляются сейчас бывшие прежде отрицательно-оценочными слова диссидент, советолог (см., например, газетные заголовки: "Встреча с советологами", "О советологах и американистах"). На наших глазах утратили прежнюю – резко отрицательную – оценочность слова оппозиция, фракция. Их нейтрализация началась примерно с 1989 года, когда эти слова, иногда не совсем точно, начали употреблять по отношению к Межрегиональной депутатской группе, образовавшейся вскоре после первого Съезда народных депутатов, на котором впервые за долгие годы депутаты получили возможность высказывать собственное мнение, не совпадающее с мнением "большинства". Приводимые ниже отрывки из двух газетных публикаций 1989 года показывают, как постепенно нейтрализовалась отрицательная оценочность этих двух слов.

"Слово оппозиция как дамоклов меч висело над собранием, и депутаты стремились это обвинение отмести. Призывами избавиться от стереотипа взглядов, от чувства страха прозвучали даже ахматовские строки про "час мужества" (Лит. газ. 1989. 2 авг.). Это материал об одном из первых организационных собраний Межрегиональной группы.

А вот отрывок из интервью, которое давал газете "Московские новости" депутат Анатолий Собчак:

"Мы делаем только первые шаги в создании новой парламентской системы, и полагаю, что понятия фракция, оппозиция для нас преждевременны. Для стран, имеющих парламентскую историю, вполне нормально, что в политической деятельности обязательна оппозиция. Но в условиях нашей однопартийной системы, когда парламент делает лишь первые шаги, важнее близость взглядов, определенная единая платформа. Да и вообще я думаю, что постановка вопроса об оппозиции Межрегиональной группы к остальным депутатам неправомерна" (Моск. нов. 1989. №40).

В первом случае слово оппозиция употребляется с традиционно закрепившейся за ним в современном русском языке отрицательной оценочностью (правда, и здесь ощущается ироническое отношение авторов публикации к тому трепету, который вызывает это слово-ярлык, обозначающее в общем-то обычное в деятельности любого парламента явление). А во втором материале слова фракция, оппозиция употребляются уже как нейтральные: не соглашаясь назвать Межрегиональную группу оппозицией или фракцией, депутат просто говорит о различиях между образованной группой и теми понятиями, которые обозначаются этими словами.

В настоящее время слово оппозиция – нейтральная номинация ("оппозиция Ельцину", "сторонники президента и его оппозиция" и т.д.).

Процесс нейтрализации переживают и ассоциировавшиеся прежде в нашем восприятии с контекстами отрицательного характера слова бизнес, буржуазный, капитализм, коммерция, коммерческий и т.п.

3. Слово меняет свою оценочность на противоположную.

Такую судьбу пережили в наше время слова, связанные с коммунистической идеологией и бывшие прежде положительно-оценочными, а теперь все чаще и чаще употребляемые в отрицательно-оценочных контекстах. Вот, например, как писатель Руслан Киреев раскрывает смысл прилагательных полная, окончательная, великая, бывших прежде устойчивыми определениями к словосочетанию победа социализма: "Не буду скрывать: я не люблю победителей (как человеческий тип), но я жалею их. Всякая полная, "окончательная", как у нас любят говорить, победа, то есть победа без надежды для побежденных, без милосердия к ним, без признания их человеческих и гражданских прав равными собственным правам таит в себе зародыш поражения... Мы ведь тоже победители. Потомки и правопреемники тех, кто некогда одержал великую победу. Ту самую полную и окончательную, без милосердия (какое милосердие к классовым врагам!), победу, за которую будем еще долго расплачиваться" (Лит. газ. 1990. 3 янв.). См. также: "О так называемой братской помощи" (речь комментатора Центрального телевидения); "Правда, не знаем, будет ли при грядущем светлом рыночном будущем Госкомитет по свободным ценам..?" (Моск. комс. 1990. 15 нояб.); "Сейчас в России существует одно-единственное поле для игры в гольф, полностью отвечающее мировым стандартам (и еще одно – не отвечающее). Так что каждую веху в развитии российского гольфа можно расценивать как продвижение к светлому будущему. Правда, за этим праздником жизни мы можем наблюдать только со стороны" (Моск. комс. 1995. 28 мая).

Следует отметить, что новый взгляд на историческое прошлое нашей страны, особенно на то, что происходило в России после революции 1917 года, способствовал тому, что сами слова социализм, социалистический, коммунизм, коммунистический, коммунист и под., ранее употреблявшиеся в прессе исключительно в положительно-оценочных контекстах, теперь воспринимаются частью нашего общества как слова негативно-оценочные и соответственно используются в контекстах отрицательного характера: "Поездка в Алма-Ату произвела тягостное впечатление, проиллюстрировав, сколь тонок лед, вроде бы отделивший нас от темного омута "социализма" со всеми его прелестями вроде "социалистической законности" (Моск. нов. 1995. № 36); "Однако за несколько месяцев до президентских выборов Лукашенко неожиданно обрушился с критикой на прокоммунистическое правительство Вячеслава Кебича" (Моск. нов. 1995. № 36); "Предвыборная кампания Лукашенко сильно напоминала кампанию Жириновского, только с "коммунистическим оттенком" (там же).

Можно отметить и противоположную тенденцию. Оценочность таких, например, слов, которые связаны с "белым движением" в России в годы гражданской войны: белогвардеец, белый, – также была переосмыслена частью общества, но уже с отрицательной на положительную, что даже отразилось в толковании их значений в толковом словаре: белогвардеец – В годы гражданской войны член, белой гвардии – русских военных формирований, сражавшихся за восстановление законной власти (выделено нами. – Л.Р., B.C.) в России; белый – В первые годы гражданской войны: относящийся к вооруженной борьбе за восстановление законной власти (выделено нами. – Л.Р., B.C.) в России.

К сожалению, зачастую некоторые журналисты, упоенные пафосом отрицания, низвержения идеалов недавнего прошлого, когда саркастически, а когда и просто уничижительно переосмысляют то, что остается дорогим и святым для русских людей. Предметом бестактного и неумного переоформления становятся, например, слова, а также устойчивые выражения, относящиеся ко времени Великой Отечественной войны: "Отступать некуда – позади застой" (Сов. культ. 1989. 29 июля); "Памятник неизвестному стукачу" (Собес. 1991. № 41) и пр. Подобные газетные заголовки не выдерживают критики.

Печальна и участь прежде высокого и положительно-оценочного слова патриот. Сохраняя свое прежнее значение (тот, кто любит свое отечество, предан своему народу, родине), оно вместе с тем в настоящее время все чаще и чаще употребляется как неодобрительная характеристика людей, которые выступают за реставрацию социализма в нашей стране, например: "Начался "Форум русского народно-патриотического единства"– такое словосочетание удалось уловить ошарашенным отдыхающим... "Патриоты" заполнили все залы пансионата" (Моск. комс. 1992. 17 нояб.).

Итак, в лексике любого языка воплощается и отражается то, чем живет данный человеческий коллектив. Поэтому вполне справедливо утверждение советского языковеда Ю.С. Маслова: "Лексика непосредственно и широко отражает общественную практику, материальную и духовную культуру соответствующего человеческого коллектива, немедленно откликается на любое изменение в производстве, в общественных отношениях, в быту, в идеологии и т.д." К этому можно добавить, что лексика реагирует и на то положительное, что происходит в сознании общества или отдельной личности, и на то отрицательное, что переживает и массовое и индивидуальное сознание.

Рахманова Л.И., Суздальцева В.Н. Современный русский язык.– М, 1997г.

Другие статьи по теме:
Обессмысливание речи.
Вопреки сформулированному выше определению слова, можно указать на такие периоды в ра...
Ошибочное, неудачное использование слов в переносном значении
Для того чтобы метафора, метонимия, синекдоха попадали в цель, оказывались в тексте н...
Рекомендуем ознакомиться:
Курс СКОРОЧТЕНИЯ у Вас дома. До 1000 слов в минуту
Обучение скорочтению всего за 1 месяц. Более 1200 успешных учеников. Положительные отзывы людей, прошедших курс. Гарантия качества.

Английский без зубрежки! Результат c первых недель!
Центр лингвистических программ Poliglot. Уникальная методика скоростного изучения на дому. Быстрый результат с гарантией!
События и новости культуры и образования:
80 лет со дня рождения Эдуарда Николаевича Успенского - 22 декабря 2017 года
Дата проведения: 22.12.2017 - 22.12.2017
22 декабря - день рождения русского писателя, взрослого и детского юмориста Эдуарда Н ...
220 лет со дня рождения Генриха Гейне - 13 декабря 2017 года
Дата проведения: 13.12.2017 - 13.12.2017
13 декабря 2017 г. исполняется 220 лет со дня рождения Генриха Гейне. Творчество этог ...
Сообщить об ошибке на сайте:
Сообщить об ошибке на сайте
Пожалуйста, если Вы нашли ошибку или опечатку на сайте, сообщите нам, и мы ее исправим. Давайте вместе сделаем сайт лучше и качественнее!
 


Использование толкового словаря Ожегова С.И. и Шведовой Н.Ю.: имена прилагательные
 В толковом словаре Ожегова С.И. и Шведовой Н.Ю. имена прилагательные указываются в именительном падеже в...
Как научиться внимательно слушать учителя и понимать его слова?
Часто случается, что учителя жалуются на школьников из-за того, что дети не умеют или не хотят их сл...
Скорочтение: быстрое обучение
Научиться Скорочтению всего за 1 месяц! Результат до 1000 слов в минуту!
Орфоэпия гласных звуков
1. Русское литературное произношение — «акающее»: в безударном слоге звук [о] в нейтральном ...
Метафора и переносное значение слова
Метафора — это перенос названия с одного предмета (явления) на другой на основании их сходства: гром &md...
Скорочтение: быстрое обучение
Научиться Скорочтению всего за 1 месяц! Результат до 1000 слов в минуту!
2011 - 2017 © Интернет-журнал Textologia.ru — сайт о русском языке, литературный портал Текстология. Помощь в изучении современного русского литературного языка, языкознания и литературы.
Администрация не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных материалах на сайте. Копирование, перепечатка и другое использование материалов сайта возможны только с письменного разрешения администрации.