На главнуюКарта сайтаНаписать письмо
Полезная информация о русском языке, культуре речи, литературе и современном литературном языке на портале Textologia.ru
Сайт – энциклопедия по литературе и русскому языку, библиотека полезных материалов и статей по филологии
Текстология.ру - открой мир знаний и образования
Странности и сложности русского языка для инос...
Нельзя назвать случайностью, что наш родной язык считается великим и могучим. Одной-единственной лексемой можн...
Как написать дипломную работу или диссертацию?...
Порой аспиранты и студенты не успевают подготовить дипломную работу или диссертацию к сдаче. А бывает и так, ч...
Какой язык является самым сложным в мире?
На земном шаре сегодня можно насчитать в совокупности две с половиной тысячи различных языков и в три раза бол...
Неореализм в русской прозе 1910-х годов
Литература конца XIX — начала XX в. показала обострение художественного зрения писателей. Так, создавая ...

Классификации точек зрения

Классификации точек зрения

Первый исследователь различает «идеологическую оценку», «фразеологическую характеристику», «перспективу» (пространственно-временную позицию) и «субъективность/объективность описания» (точку зрения в плане психологии).

1. Под идеологической точкой зрения понимается видение предмета в свете определенного мировосприятия, которое передается разными способами, начиная от «постоянных эпитетов в фольклоре», продолжая речевой характеристикой персонажа, свидетельствующей о его «индивидуальной и социальной позиции», и заканчивая соотношением разных стилистических планов в авторской речи.

Так, анализ Ю. М. Лотманом стилистической структуры стихотворения А. К. Толстого «Сидит под балдахином...» показал, что авторская идеологическая оценка действительности выражена посредством демонстративного смешения «китаизмов» и «руссизмов».

2. Различие точек зрения «в плане фразеологии» проявляется в том, что автор «описывает разных героев различным языком или вообще использует в том или ином виде элементы чужой или замещенной речи при описании». Одним из самых наглядных случаев множественности фразеологических точек зрения ученый считает смену наименований одного и того же лица.

Очень яркий пример автора (заимствованный им из книги Е.Тарле «Наполеон») — смена наименований свергнутого императора в парижских газетах по мере его продвижения к Парижу в период «Ста дней»: «Корсиканское чудовище высадилось в бухте Жуан», «Людоед идет к Грассу», «Узурпатор вошел в Гренобль», «Бонапарт занял Лион», «Наполеон приближается к Фонтенбло», «Его императорское величество ожидается сегодня в своем верном Париже».

В качестве нашего собственного примера зависимости именования персонажа от точки зрения приведем следующую фразу из «Капитанской дочки»: «Я смотрел на нее с предубеждением: Швабрин описал мне Машу, капитанскую дочь, совершенною дурочкою. Марья Ивановна села в угол и стала шить». (Герой смотрит сначала как бы глазами Швабрина; для него самого Маша Миронова всегда только «Марья Ивановна».)

3. Точки зрения «в плане пространственно-временной характеристики», по Б. А. Успенскому, это «фиксированное» и «определяемое в пространственно-временных координатах» «место расказчика», которое «может совпадать с местом персонажа». 

Например, в романе Гюго «Собор Парижской Богоматери » изображение может быть осуществлено с точки, расположенной максимально близко к событию (как в эпизоде свидания Эсмеральды с капитаном Фебом), но возможно также описание «Парижа с птичьего полета» (название одной из частей произведения), причем в обоих случаях пространственная точка зрения повествователя сочетается или совпадает с точкой зрения персонажа (Клода Фролло или Квазимодо).

Пример временной точки зрения мы видим в первой фразе рассказа Чехова «Студент»: «Погода вначале была хорошая, тихая» (слово «вначале» выдает восприятие героя, отсчитывающего ход времени по отношению к охоте).

4. Наконец, говоря о «точке зрения в плане психологии», исследователь имеет в йиду различие между двумя возможностями для автора: ссылаться «на то или иное индивидуальное сознание», «оперировать данными какого-то восприятия» или стремиться «описывать события объективно», основываясь на «известных ему фактах». Первая из указанных возможностей, «когда авторская точка зрения опирается на то или иное индивидуальное сознание (восприятие)», и названа здесь «психологической» точкой зрения.

Примером здесь может быть следующее место из чеховской «Дуэли»: «Надежда Федоровна лежала в своей постели, вытянувшись, окутанная с головою в плед; она не двигалась и напоминала, особенно головою, египетскую мумию. Глядя на нее молча, Лаевский мысленно попросил у нее прощения и подумал, что если небо не пусто и в самом деле там есть Бог, то он сохранит ее, если же Бога нет, то пусть она погибнет, жить ей незачем».

Уделяя, как и Б. А. Успенский, большое внимание фразеологической точке зрения (это пункт наибольшей близости двух классификаций), Б. О. Корман, в отличие от своего предшественника, различает, во-первых, два варианта перспективы, рассматривая в отдельности точки зрения пространственную (ее он называет «физической») и временную («положение во времени»). 

Во-вторых, идеологическая (в его терминологии — «идейно-эмоциональная») точка зрения предполагает, согласно более поздней работе ученого, также два возможных варианта: «прямо-оценочную» и «косвенно-оценочную». Это уже нуждается в комментариях.

По определению автора, «прямо-оценочная точка зрения есть открытое, лежащее на поверхности текста соотношение субъекта сознания и объекта сознания». В качестве своего примера приведем фразу из «Хаджи-Мурата» Л. Толстого: «И потому он покорно наклонил свою черную седеющую голову в знак покорности и готовности исполнения жестокой, безумной и нечестной высочайшей воли» (оценка явно авторская, поскольку в изображенной действительности нет персонажа, которому она могла бы принадлежать, а традиционный для литературы XIX—XX вв. повествователь не дает прямых оценок действиям персонажей).

Отсюда уже ясно, что авторская оценка, не выраженная в словах, имеющих очевидное оценочное значение, должна быть названа косвенной: «Субъекта сознания характеризуют в произведении не только его прямые суждения и оценки (прямо-оценочная точка зрения), но и его взаимоотношения с окружающим миром (людьми, вещами, природой и т.д.), которые можно определить, как косвенную точку зрения».

Более того, при таком подходе и положение субъекта в пространстве или времени, и соотношение его позиции с авторской в самой речи выглядят вариантами косвенной оценки, так как в действительности ни одна из присутствующих в тексте точек зрения не является безоценочной (недостаточное внимание к этому обстоятельству — слабое место классификации Б. А. Успенского): «Разновидностями косвенно-оценочной точки зрения являются пространственная, временная и фразеологическая точки зрения».

Если это последнее положение демонстрирует преимущества категории оценки как критерия классификации точек зрения, то о недостатках подхода Б. О. Кормана говорит полное отсутствие в его системе «плана психологии». Видимо, это объясняется трактовкой у этого исследователя сознания персонажа в качестве «формы авторского сознания».

Противостоит, с его точки зрения, «субъекту сознания» в любом случае (будь он «собственно автор», повествователь, рассказчик или персонаж) объект, а не другое, чужое сознание. Полное же совпадение двух классификаций в одном пункте — вычленении фразеологической точки зрения — объясняется, скорее всего, одинаковым стремлением ученых опираться на объективные, т.е. в первую очередь языковые особенности текста.

Итак, точка зрения в литературном произведении — положение «наблюдателя» (повествователя, рассказчика, персонажа) в изображенном мире (во времени, в пространстве, в социально-идеологической и языковой среде), которое, с одной стороны, определяет его кругозор — как в отношении «объема» (поле зрения, степень осведомленности, уровень понимания), так и в плане оценки воспринимаемого; с другой — выражает авторскую оценку этого субъекта и его кругозора.

Различные варианты точек зрения органически взаимосвязаны, но в каждом отдельном случае может быть акцентирован один из них. Фраза, сообщающая о том, что когда герой остановился и стал смотреть на окна, то в одном из них «увидел он черноволосую головку, наклоненную вероятно над книгой или над работой» («Пиковая дама» Пушкина), в первую очередь фиксирует положение наблюдателя в пространстве. Оно обусловливает и границы «кадра», и характер объяснения увиденного (т.е. «план психологии»). Но предположительность тона связана еще и с тем, что перед нами — первое из таких наблюдений героя, т.е. с временным планом изображения.

Если же учесть традиционность ситуации (далее последуют обмен взглядами и переписка), то понятно будет присутствие в ней с самого начала и оценочного момента. Акцент на него перенесен в следующей фразе: «Головка приподнялась. Германн увидел свежее личико и черные глаза. Эта минута решила его участь».

Принято считать, что оценка доминирует в лирической поэзии. Но она всегда сопряжена здесь с пространственно-временными моментами: «Опять, как в годы золотые...» («Россия » А. Блока) или «В какие дебри и метели / Я уносил твое тепло?» («Прости! во мгле воспоминанья...» Д. Фета). Для эпоса и драмы вообще характерно пересечение точек зрения и оценок разных субъектов в диалоге, а в эпической прозе двух последних веков — внутри отдельного высказывания, формально принадлежащего одному субъекту.

Один из самых распространенных случаев — несобственно-прямая речь: «Этот короткий жест даже поразил Раскольникова недоумением; даже странно было: как? ни малейшего отвращения, ни малейшего омерзения к нему, ни малейшего содрогания в ее руке! Это уж была какая-то бесконечность собственного уничижения. Так, по крайней мере, он это понял» (часть высказывания, несомненно, могла быть заключена в кавычки; но тогда точки зрения разных субъектов были бы четко разделены, не было бы эффекта их взаимоосвещения).

Наконец, в литературе XIX—XX вв. вопрос о субъективности точки зрения и оценок наблюдателя связывается с принципиальной неадекватностью внешнего подхода к чужому «я». Возьмем, например, следующую фразу: «...взгляд его — непродолжительный, но проницательный и тяжелый, оставлял по себе впечатление нескромного вопроса и мог бы показаться дерзким, если б не был так равнодушно спокоен» («Герой нашего времени»).

Здесь заметно стремление отказаться от слишком поверхностной чисто внешней точки зрения и основанных на ней поспешных выводов, учитывая возможную внутреннюю точку зрения другого: речь идет об отношении самого объекта наблюдения к тому, что его рассматривают, да и о его собственной точке зрения на наблюдателя (для последнего она оказывается внешней).

Дифференциация точек зрения позволяет выделить в тексте субъектные «слои» или «сферы» повествователя и персонажей, а также учесть формы адресованности текста в целом (что очень важно для изучения лирики) или отдельных его фрагментов. К примеру, фраза «Не то, чтобы он был так труслив и забит, совсем даже напротив, но...» («Преступление и наказание») свидетельствует о присутствии в речи повествователя точки зрения читателя (о том, что герой труслив и забит, до этого прямо сказано не было).

Каждая из композиционных форм речи (повествование, диалог и т.п.) предполагает доминирование точки зрения определенного типа, а закономерная смена этих форм создает единую смысловую перспективу. Очевидно, что в описаниях преобладают разновидности пространственной точки зрения (показательное исключение — исторический роман), а повествование, наоборот, использует преимущественно точки зрения временные; в характеристике же особенно важна может быть психологическая точка зрения.

Изучение присутствующих в художественном тексте точек зрения в связи с их носителями — изображающими и говорящими субъектами, а также их группировки в рамках определенных композиционно-речевых форм (композиционных форм речи) — важнейшая предпосылка достаточно обоснованного систематического анализа композиции литературных произведений.

Такой анализ возможен, с одной стороны, на микроуровне (сочетание нескольких — как минимум двух — точек зрения, одна из которых доминирует, в пределах одного высказывания повествователя или персонажа); с другой — на макроуровне (сочетание целостных кругозоров нескольких речевых субъектов в больших фрагментах, составляющих текст произведения, и доминирование одного из них, как например, соотношение основных субъектов изображения в романе «Герой нашего времени»). Промежуточным уровнем можно считать «эпизод», «сцену» или «сценический эпизод».

Подведем итоги в виде определения второго основного понятия.

Композиция — система фрагментов текста произведения, соотнесенных с точками зрения субъектов речи и изображения, эта система организует, в свою очередь, изменение точки зрения читателя и на текст, и на изображенный мир.

Теория литературы / Под ред. Н.Д. Тамарченко — М., 2004 г.

Другие статьи по теме:
Повествование и система композиционных форм речи
Понятие повествования в широком смысле, когда имеют в виду общение некоего рассказыва...
Термин «повествование» и классическая риторика
Терминология, традиционная для отечественного литературоведения («повествование...
Рекомендуем ознакомиться:
Курс СКОРОЧТЕНИЯ у Вас дома. До 1000 слов в минуту
Обучение скорочтению всего за 1 месяц. Более 1200 успешных учеников. Положительные отзывы людей, прошедших курс. Гарантия качества.

События и новости культуры и образования:
200 лет со дня рождения Ивана Сергеевича Тургенева - 09 ноября 2018 года
09.11.2018
09. 11. 2018 г. – значимая дата для всех ценителей культуры. Двести лет назад появилс ...
Прокуратура проверит все образовательные учреждения России
19.10.2018
Школы, колледжи и институты будут проверять на предмет безопасности после трагических ...
Сообщить об ошибке на сайте:
Сообщить об ошибке на сайте
Пожалуйста, если Вы нашли ошибку или опечатку на сайте, сообщите нам, и мы ее исправим. Давайте вместе сделаем сайт лучше и качественнее!
 
Общая характеристика «Деревни» Ивана Бунина и ее значение в истории русской литературы
«Деревня», опубликованная в 1910 г. в журнале «Современный мир» и вышедшая тогда же от...
Сочинение на тему: Образ Софьи и характер героини в «Горе от ума» А.С. Грибоедова
  Софья – один из основных персонажей пьесы А. С. Грибоедова «Горе от ума». Сам Алекса...
Интересные факты из биографии Булгакова М.А.
Михаил Булгаков, пожалуй, один из самых известных писателей своего поколения. Его произведения «Мастер ...
Словообразующие и формообразующие частицы
Словообразующие частицы образуют новые слова: 1) -то, -либо, -нибудь, кое- служат для образования неопределенн...
Составное именное сказуемое
Составное именное сказуемое обозначает признак (качество, свойство, состояние и пр.). Название этого признака ...
2011 - 2018 © Интернет-журнал Textologia.ru — сайт о русском языке, литературный портал Текстология. Помощь в изучении современного русского литературного языка, языкознания и литературы.
Администрация не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных материалах на сайте. Копирование, перепечатка и другое использование материалов сайта возможны только с письменного разрешения администрации.