На главнуюКарта сайтаНаписать письмо
Полезная информация о русском языке, культуре речи, литературе и современном литературном языке на портале Textologia.ru
Сайт – энциклопедия по литературе и русскому языку, библиотека полезных материалов и статей по филологии
Текстология.ру - открой мир знаний и образования
Как появилась фраза
Каждому носителю русского языка отлично знакома такая фраза, как «уйти по-английски», которая упот...
Как найти и выбрать хорошего репетитора по литературе?
Никто не поспорит, что роль литературы в жизни любого человека огромна, и переоценить ее трудно. Именно она по...
Как научиться говорить букву С (звук С)?
Если родители не обращают внимания на речевые недочеты у своих детей, то со временем они переходят в более тяж...
Текстология.руТекстология.руЛитератураЛитератураТеория и история фольклораТеория и история фольклораЖанр сказки и русские сказкиЖанр сказки и русские сказкиОб отношении частных форм структуры сказки к общему строю

Об отношении частных форм структуры сказки к общему строю

Об отношении частных форм структуры сказки к общему строю

Рассмотрим же, что представляет собой каждый вид наших сказок. Если мы подпишем друг под другом все схемы, включающие борьбу–победу, а также те случаи, когда мы имеем простое убиение врага без боя, то мы получим следующую схему (схема без функций подготовительной части; о них речь ниже):

Если подпишем друг под другом все схемы, включающие трудные задачи, то получится следующий итог:

Сопоставление двух полученных схем дает следующие результаты:

Отсюда видно, что борьба–победа и трудные задачи и решения их соответствуют друг другу по отношению к своему положению в ряду других функций. Среди этих функций меняют свое место только неузнанное прибытие и требование ложного героя, которое следует за боем (царевич выдает себя за повара, водовоз выдает себя за победителя), но предшествует трудным задачам (Иван дома поселяется у ремесленника, братья выдают себя за добытчиков).

Далее, можно наблюдать, что ходы с трудными задачами чаще всего являются вторыми, повторными или же единственными ходами и лишь сравнительно очень редко – первыми. Если сказка состоит из двух ходов, то ходы с боем всегда предшествуют ходам с задачами. Отсюда вывод, что ход с Б– П есть типичный первый ход, а ход с трудными задачами – типичный второй или повторный.

Каждый из них может существовать и отдельно, но соединение всегда происходит в названном порядке. Теоретически, конечно, возможно и обратное соединение, но в таких случаях мы всегда будем иметь механическое соединение двух сказок. 3. Сказки, включающие обе пары, дают следующую картину:

Отсюда видно, что и здесь функции Б–П (бой–победа) предшествуют функциям 3–Р (задача–решение). Между ними стоит Ф (притязания ложного героя). Изученные три случая не дают материала для суждения о том, возможно ли при данной комбинации преследование. Во всех рассмотренных случаях оно отсутствует.

По-видимому, мы здесь имеем механическое соединение двух ходов, т. е. нарушение канона у малоискушенных рассказчиков. Это результат некоторого распада классической сказочной архитектоники.

4. Если подписать друг под другом все схемы, в которых нет ни борьбы во всех ее видах, ни трудных задач, то получится следующее:

Если сравнить схему этих сказок с предыдущими схемами, то видно, что и эти сказки не дают какого-либо специфического строения. Переменной схеме

подчиняются все сказки нашего материала, причем ходы с Б–П развиваются по верхнему ответвлению, ходы с З–Р по нижнему, ходы с обеими парами сперва по верхнему, а затем, не доходя до конца, по нижнему, а ходы без Б–П и без З–Р развиваются, минуя отличные для каждого хода элементы.

Некоторых оговорок требует положение функции Ф (притязания ложного героя). При развитии через функции боя и победы (верхняя схема) она стоит между неузнанным прибытием (X) и узнаванием (У), при развитии через мотив трудной задачи и ее решения (З–Р), показанном в нижнем ряду, она стоит перед функцией задавания трудных задач (перед 3). Положение этой функции по существу одинаково. Она замыкает верхний ряд или открывает нижний. Элиминируя повторяющиеся элементы и подписывая несовмещающиеся элементы один под другим, мы получим следующую итоговую схему:

Под этой схемой могут быть подписаны все сказки нашего материала.

Какие же выводы дает эта схема? Во-первых, она подтверждает наш общий тезис о полном единообразии строения волшебных сказок. Отдельные мелкие колебания или отступления не нарушают устойчивую картину этой закономерности.

Этот главнейший общий вывод на первых порах никак не совмещается с нашими представлениями о богатстве и разнообразии волшебных сказок.

Как уже указано, этот вывод должен был явиться совершенно неожиданным. Он был неожиданным и для автора этой работы. Это явление настолько необычно, странно, что на нем как-то хочется остановится, раньше чем перейти к более частным, формальным выводам.

Конечно, не наше дело истолковать это явление, наше дело только констатировать самый факт. Но все-таки хочется поставить вопрос: если все волшебные сказки так единообразны по своей форме, то не значит ли это, что все они происходят из одного источника? На этот вопрос морфолог не имеет права ответить. Здесь он передает свои заключения историку или сам должен превратиться в историка. Но от себя мы можем ответить хотя бы в виде предположения: да, похоже, что это так.

Но только вопрос об источниках не должен быть поставлен узко географически. "Единый источник" не означает непременно, что сказки пришли, например, из Индии и распространились отсюда по всему миру, приняв при странствии своем различные формы, как это допускают некоторые.

Единый источник может быть и психологическим в историко-социальном аспекте. Но и здесь нужно быть все же чрезвычайно осторожным. Если бы ограниченность сказки объяснялась ограниченными способностями человеческой фантазии вообще, то мы, кроме данного разряда сказок, не имели бы никаких других, а мы имеем тысячи других сказок, не похожих на волшебные.

Наконец, единый источник может быть бытовым. Но морфологическое изучение сказки покажет, что быта она содержит очень мало. Здесь от быта к сказкам имеются известные переходные ступени, и быт отражается в них косвенно.

Одна из таких переходных ступеней – это выросшие на определенной ступени бытового развития верования, и очень возможно, что есть закономерная связь между ранними фрагментами быта и религией, с одной стороны, и религией и сказкой – с другой. Но умирает быт, умирает религия, а содержание ее превращается в сказку.

Сказки содержат настолько явные следы ранних религиозных представлений, что они могут быть выведены без помощи исторического изучения, как это уже указано выше.

Но так как такое предположение легче разъяснить исторически, то приведем маленькую Примерную параллель между сказками и верованиями. – Сказка знает три основные формы носителей Ивана по воздуху. Это – летучий конь, птица и летучий корабль. Но как раз эти формы представляют собой носителей души умерших, причем у пастушеских и земледельческих народов преобладает конь, у охотников – орел, а у жителей побережий моря – корабль.

Таким образом, можно предположить, что одна из первых основ композиции сказки, а именно странствование отражает собой представления о странствовании души в загробном мире. Эти представления, и еще некоторые другие несомненно могли возникнуть независимо друг от друга по всему земному шару. Культурные скрещивания и вымирание верований довершают остальное.

Летучий конь заменяется более забавным ковром. – Но мы зашли слишком далеко. Предоставим судить об этом историку. В плоскости изучения сказки по ее параллели с религией с дальнейшим углублением в быт и хозяйство сказка изучалась еще очень мало.

Таков наиболее общий, основной вывод всей нашей работы. Правда, данное обобщение лишь попытка. Но если она верна, то в будущем она должна повлечь за собой и ряд других обобщений, и, может быть, тогда та тайна, которой все еще так густо окутана наша сказка, постепенно начнет рассеиваться.

Однако, вернемся к нашей схеме. Утверждение об абсолютной устойчивости как будто бы не подтверждается тем, что не всюду последовательность функций такова, как это показывает итоговая схема. Внимательное рассмотрение схем покажет некоторые отступления. В частности, например, можно увидеть, что элементы АГZ (испытание, реакция героя, награждение) часто стоят впереди А (начальное нанесение вреда). Не нарушает ли это закона? Нет. Здесь не новая, а обращенная последовательность.

Обычная сказка дает, например, сперва беду, а затем добычу помощника, который ее ликвидирует. Обращенная последовательность дает сперва добычу помощника, а затем уже беду, которая им ликвидируется. (Элементы ДГZ впереди А). Другой пример: обычно сперва дается беда, а затем выход из дома (ABC{). Обращенная последовательность дает сперва выход из дома, обычно бесцельный ("людей посмотреть и себя показать" и пр.), а затем уже по дороге герой узнает о беде.

В.Я. Пропп. Морфология волшебной сказки - М., 1998 г.

Другие статьи по теме:
Об отношении частных форм структуры сказки к общему строю - продолжение
Некоторые функции могут меняться местами. В сказках No 93 и 159 бой с антагонистом пр...
Области творчества сказочника
Психология сказочника, психология творчества его, как часть психологии творчества вообще должна изучаться самостоятельно...
События и новости культуры и образования:
Минпросвещения намерено взять полный контроль над экспертизой школьных учебников
21.03.2019
В ведомстве готовят законопроект, согласно которому экспертиза станет полностью госуд ...
Минпросвещения запускает большую исследовательскую работу
21.03.2019
В 2019 году более 40 исследований, 26 из которых будут проводиться впервые. Они изуча ...
Сообщить об ошибке на сайте:
Сообщить об ошибке на сайте
Пожалуйста, если Вы нашли ошибку или опечатку на сайте, сообщите нам, и мы ее исправим. Давайте вместе сделаем сайт лучше и качественнее!
 
Мотив разрыва между человеком и природой в новокрестьянской поэзии
Следует отметить крайнюю односторонность взгляда новокрестьянских поэтов на город. Ни революционных, пролетарс...
Сочинение на тему: Характер и портрет Чичикова - героя поэмы Н.В. Гоголя «Мертвые души»
Описывая центрального персонажа своего произведения, Н. В. Гоголь полностью отказался от каких-либо конкретных...
Образ крестьянской России в лирике новокрестьянских поэтов
Новокрестьянские поэты создали свой образ крестьянской Руси, который при всей его эстетической и философическо...
Словесные ключи и отмычки, припарки и снадобья
В ядерной части заговорных текстов (после зачина) загадочность происходящего усиливается. При полной понятност...
Что древнее: ритуал, миф или язык?
Система ритуалов, язык и мифология конкретного народа, – это три различные семиотические системы, каждая...
2011 - 2018 © Интернет-журнал Textologia.ru — сайт русского языка, литературный портал Текстология. Помощь в изучении лингвистики, современного русского языка и литературы.
Администрация не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных материалах на сайте. Копирование, перепечатка и другое использование материалов сайта возможны только с письменного разрешения администрации.