На главнуюКарта сайтаНаписать письмо
Полезная информация о русском языке, культуре речи, литературе и современном литературном языке на портале Textologia.ru
Сайт – энциклопедия по литературе и русскому языку, библиотека полезных материалов и статей по филологии
Текстология.ру - открой мир знаний и образования
Как правильно произносить русские слова?
Каждый человек должен уметь правильно говорить и произносить слова, верно расставляя ударения. По речи часто с...
Зачем нужно изучать русский язык? Русский язык и личное развитие
Красивой, грамотной и логичной речь может стать лишь в результате качественного и глубокого изучения языка. Лю...
Как слово «гвоздь» обрело вторую жизнь?
Представьте ситуацию: сотрудник печатного издания в ужасе восклицает: «Гвоздя нет!», и при этом не...
Сочинение на тему: Печорин, княжна Мери и Грушницкий, любовный треугольник в романе М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени»
Многие писатели используют прием противопоставления в своих произведениях для того, чтобы наиболее полно раскр...

Методы изучения фольклора – продолжение

Методы изучения фольклора – продолжение

Хочу сказать следующее: как я уже отмечал, всякое изучение фольклора в настоящее время основывается на разнообразных и многосторонних сравнениях. Между тем ни техника, ни методология сравнения у нас не разработаны. Поэтому многие фольклористические работы и в прошлом, и сейчас пестрят ложными аналогиями и ошибочными выводами.

В качестве примера остановлюсь на той трактовке, которую Б. А. Рыбаков дает былине об Иване Годиновиче. Построение Рыбакова может показаться убедительным, если ограничиться поверхностным чтением, но оказывается насквозь ошибочным при проникновении в детали. Б. А. Рыбаков датирует эту былину IX—X вв.

Основной аргумент такой: в Чернигове был найден турий рог для питья, окованный серебром. На оковке изображена сцена, которая, как полагает Рыбаков, воспроизводит кульминационную сцену былины об Иване Годиновиче. Рог этот относится археологами к IX—X вв., Рыбаков и былину датирует IX— X вв. Скажу сразу же, что такой силлогизм ошибочен.

Это только terminus ante quern; можно утверждать, что к IX—X вв. сюжет существовал. Но он мог существовать несколько десятилетий и далее столетий. По нашим данным, это сюжет логосу дарственный, притянутый к киевскому циклу и переработанный в домонгольский период. Посмотрим теперь, что изображено в былине и что на роге. В былине имеется следующая картина: стоит дуб, и к этому дубу привязан Иван Годинович.

Рядом шатер, и в этом шатре держит опочив Кощей Трипетович с Настасьей (Марьей), которую он, при ее же содействии, отнял у Ивана Годиновича. На дубу милуются голубь и голубка, т. е. делают то же, что в шатре Кощей и Настасья. Это зрелище раздражает Кощея; он берет лук и стреляет в них. Но происходит чудо: стрела, пущенная в голубей, обращается против Кощея и попадает ему в сердце. Развязка известна: Иван Годинович жестоко расправляется с Настасьей и возвращается в Киев.

Что же изображено на роге? Дуба нет, шатра нет, голубей нет и Ивана Годиновича тоже нет. А стоит на земле огромная птица, выше человеческого роста. Птица эта, как говорит Б. А. Рыбаков, похожа на орла, хотя это и не орел. Эта птица будто бы и соответствует двум голубкам. Каким образом и почему?

Есть один сказитель, у которого вместо голубков фигурирует вещий ворон. На 49 вариантов былины этот случай встречается только у одного сказителя — Никифора Прохорова. Но в основу берется именно этот вариант, а остальные признаются второстепенными, переработанными. Так доказывается, что птица, похожая на орла, соответствует вещему ворону былины. Таков один из основных аргументов. Мы к нему еще вернемся.

Что же еще воспроизведено на роге? Есть две человеческие фигуры, которые изображены бегущими и которых Рыбаков признает за Кощея и Настасью. Так это или нет — мы далее увидим, а пока обратим внимание на то, что на оковке нет главного героя былины, нет Ивана Годиновича. Где же он, почему его нет? Из этого затруднения Б. А. Рыбаков выходит очень просто: раз Иван Годинович здесь не изображен, значит он не герой и не главное действующее лицо; вернее, не он герой этой былины. Кто же в таком случае герой? Ответ — вещая птица ворон, которая встречается только у одного сказителя.

Рыбаков пишет: «Отсутствие изображения Ивана Годиновича говорит о том, что для древнего художника главным действующим лицом в борьбе с Кощеем был, как, впрочем, и в былине, не столько жених Настасьи, сколько вещая птица, предвещавшая и осуществившая гибель носителя зла — Кощея». Итак, встречающийся в одном варианте ворон и есть главный герой всей этой былины.

По мнению Рыбакова, ворон не только предвещает, но и осуществляет победу. Заглянем в былину и посмотрим, так ли это. В былине сказано:

Налетала птица черный вран,

Садился он, вран, на сырой дуб,

Проязычил языком человеческим:

«А не владеть-то Марьей Дмитриевичной

Царю Кощею, сыну Трипетову,

А владеть Ивану Годиновичу».

Три строчки предвещаний — это все, что говорится в былине о вороне. Ворон отнюдь не осуществляет победу, как думает Б. А. Рыбаков, а только предрекает ее. Выше мы видели, что Рыбаков полагает, будто ворон — древнейшая форма, а голуби — позднейшая.

Может быть, это действительно так? Но в дальнейшем оказывается, что предвещание ворона ложное. Иван Годинович не овладевает Настасьей и не делает ее своей женой а убивает ее. Ложность предвещания явно указывает на индивидуальную и притом неудачную переработку исконного мотива голубей.

Посмотрим, что еще изображено на роге. В воздухе, позади мужчины, видны три стрелы, из которых одна сломана. Б. А. Рыбаков считает, что эти стрелы окончательно доказывают тожество былины и изображения на роге. Он пишет: «При наличии этой важной детали сомнения в тожестве рассеиваются.

Чеканщик IX века опирался на былину, в которой Кощея поражала не первая стрела, а третья, что связано с фольклорной традицией тройственности эпизодов, обязательной в былинах и сказках». Вся беда, однако, в том, что Кощея в былине всегда поражает первая стрела, и этот эпизод никогда не утраивается и не может утраиваться. Рукой Кощея водит рок, судьба, провидение, справедливость, а провидение не может ошибаться.

Голуби — посланцы свыше; некоторые сказительницы даже говорят, что это ангелы. Они отводят стрелу Кощея и обращают ее против него же. Таким образом, и этот аргумент не подтверждается текстами: утроения стрел нет ни в одном случае.

Но есть и целый ряд других несоответствий между тем, что имеется в былине, и тем, что пишет о ней исследователь. Былины эти прикреплены к киевскому циклу. Для Б. А. Рыбакова это не подходит, потому что деятельность Владимира Святославовича (а Рыбаков убеждает, что былинный Владимир — это не кто иной, как исторический Владимир Святославович) падает на X и начало XI в., а былина отнесена к IX—X вв. Как же здесь выйти из затруднения? Как согласовать даты?

Это делается так: фигура Владимира в этой былине объявляется наносной, случайной. Б. А. Рыбаков открепляет былину от Владимирова цикла. Принадлежность к этому циклу названа «внешним», «орнаментальным» признаком. Но это опять-таки не подтверждается текстами. В 49 известных нам записях есть не более двух-трех случаев, когда Иван Годинович отправляется искать невесту не из Киева и не с благословения Владимира.

Былина закономерно и стабильно прикреплена к Владимирову циклу. Таким образом, этот аргумент тоже отпадает, он не подтверждается ни материалом, ни фактом развития эпоса в Киевскую эпоху, ни смыслом былины.

Но вернемся опять к рогу. Выезд Ивана Годиновича описывается исследователем так: «В былине герой едет в Чернигов темными лесами, полными зверей, и распускает свою дружину охотиться». В действительности же нет ни одного случая, когда герои ехали бы лесами. Или пейзаж вообще не описывается (это чаще всего), или же герои едут «чистым полем».

Для чего же Б. А. Рыбакову понадобились звери? «На турьем роге, — пишет он, — изображены различные звери, птицы, чудища и две небольшие собаки». Но дело в том, что в былине все это отсутствует.

Бывает, что на обратном пути герои нападают на след зверей в степи, иногда на снегу, но самих зверей, тем более собак и чудищ, в былине нет никогда. Иван Годинович направляет свою дружину по этим следам, но это шитый белыми нитками поэтический прием: герой должен встретиться с врагом один на один, и потому перед встречей с ним дружина (если она вообще есть) направляется по следам зверей.

В тех случаях, когда вместо дружины Ивана сопровождает паробок, Иван Годинович отсылает паробка в Киев с известием, что невеста добыта.

Если считать, что на роге воспроизведен фольклорный сюжет, то можно указать на другой сюжет, более похожий на изображение, — это сказка о неверной сестре героя, которая заводит любовника наподобие Кощея и пытается извести своего брата. Она не может этого сделать, так как у брата имеются помощники — разные звери, именуемые охотой Ивана.

Среди этих помощников есть и две собаки, что могло бы объяснить животных, в том числе двух собак, изображенных на роге, появление которых Б. А. Рыбаков не мотивирует и мотивировать не может. Герой должен наказать, убить свою сестру, но он не берется сделать это сам. Он предоставляет дело божьему суду: стреляет в воздух (в этих случаях эпизод иногда утраивается), но стрела попадает в женщину и убивает ее.

Это могло бы объяснить нам, почему женщина убегает от мужчины: она прячется от стрел, которые носятся в воздухе за его спиной. Это объяснило бы и птицу, стоящую на земле. Это не ворон и не орел, а гиперболизированный охотничий сокол или кречет, мифический помощник героя.

Он не пропустит бегущую от стрел женщину мимо себя, вырастая перед ней, как грозное препятствие. Турий рог — охотничий трофей, и потому изображение на нем сюжета, где герой — охотник и где «охота» спасает его от женских козней, вполне возможно.

Все эти данные я привожу, однако, не для того, чтобы утверждать, будто на роге изображен не былинный, а сказочный сюжет, но для того, чтобы показать, что возможны более правдоподобные объяснения, чем те, которые дает Б. А. Рыбаков.

Вернее же всего предположить, что на роге, как на охотничьем трофее, изображена эпическая охота с множеством зверей, реальных и фантастических, с собаками и соколом. Мужчина сломал и «расстрелял все свои стрелы» (отсюда стрелы, беспорядочно летающие по воздуху) и бежит к женщине, у которой на поясе огромный колчан. Что они оба бегут — ситуация, вполне возможная на охоте.

Впрочем, то, что на роге изображена именно женщина, еще не доказано. Возможно, что это паробок, слуга, оруженосец, имеющий запасной лук и несущий тяжелый и огромный колчан со стрелами. Б. А. Рыбаков упрекает советских фольклористов в отсутствии историзма.

В чем же он сам усматривает историзм данной былины? Первый признак историзма, по установкам исторической школы, — точная датировка. Но если на роге не изображен сюжет былины об Иване Годиновиче, то рушится и датировка ее IX—X вв., и без того весьма шаткая.

Методы исторической школы требуют, далее, анализа имен. Впрочем, имя Ивана Годиновича не истолковывается. Зато Рыбаков обращает внимание на имя Кощея. Скажем сразу же, что Кощей — вообще не имя, а обозначение типа сказочного персонажа. В «Слове о полку Игореве» печенег Кончак назван «поганым Кощеем». Отсюда делается вывод, что под Кощеем данной былины тоже понимаются печенеги, и поскольку рог найден в Чернигове, а Иван Годинович ищет невесту тоже в Чернигове, в былине отражено «эпическое сказание о победе черниговцев над кочевниками-печенегами».

Итак, Кощей — это кочевник-печенег. О том, кто же в былине представляет черниговцев, прямо ничего не говорится. Но поскольку героем, осуществляющим победу, объявлен ворон, получается, что этот ворон и представляет собой исторических черниговцев, одержавших победу над Кощеем, а Кощей — исторических печенегов.

Но Б. А. Рыбаков идет еще дальше: в гербе Чернигова вплоть до 1917 г. имелся орел с распростертыми крыльями. Этот орел отождествляется с той птицей, которая изображена на роге и похожа на орла, и с вещим вороном в былине. Таков последний аргумент в пользу утверждения, что исторической почвой былины служит борьба черниговцев против печенегов.

Я рассмотрел как бы под микроскопом разбор одной былины, сделанный одним из виднейших современных последователей русской дореволюционной исторической школы. То, что я показал, — только образец. Можно было бы рассмотреть аналогичную аргументацию в трудах не только Б. А. Рыбакова, но и других сторонников этой школы. К настоящему моменту школа эта себя изжила, и возврат к ней невозможен, несмотря на частные достижения в работах отдельных представителей этого направления.

В кратком сообщении невозможно осветить все вопросы историзма фольклора Я бегло коснулся только тех, которые на сегодняшний день представляются наиболее актуальными и разрешение которых необходимо для дальнейшего развития советской науки о народном творчестве.

В.Я. Пропп. Поэтика фольклора - М., 1998 г.

Другие статьи по теме:
Фольклор и отношение к действительности
Вопрос об отношении искусства к действительности есть основной вопрос всякой эстетики. Мы касаемся этой проблемы только ...
Фольклор и отношение к действительности. Сказка
Одним из признаков прогрессивного реалистического искусства считается то, что в таком...
Рекомендуем ознакомиться:
Курс СКОРОЧТЕНИЯ у Вас дома. До 1000 слов в минуту
Обучение скорочтению всего за 1 месяц. Более 1200 успешных учеников. Положительные отзывы людей, прошедших курс. Гарантия качества.

События и новости культуры и образования:
Ольга Васильева заступилась за педагогов, проваливших аттестацию
19.11.2018
По мнению Министра просвещения, тестирование было некорректным от начала и до конца. ...
Рособрнадзор призвал не нагнетать панику перед сдачей ЕГЭ
19.11.2018
По мнению ведомства, учителя часто специально пугают школьников сложностью экзамена, ...
Сообщить об ошибке на сайте:
Сообщить об ошибке на сайте
Пожалуйста, если Вы нашли ошибку или опечатку на сайте, сообщите нам, и мы ее исправим. Давайте вместе сделаем сайт лучше и качественнее!
 
«Суходол» И.А. Бунина и представление в нем ушедшей эпохи
После жгуче современной «Деревни» Бунин почти сразу стал писать «Суходол» (1911) &mdas...
Что значит «Карл!» в конце фразы?
Восклицание первый раз прозвучало в сериале «Ходячие мертвецы», сюжет которого представляет собой ...
Сочинение на тему: Век нынешний и век минувший (по пьесе А.С. Грибоедова «Горе от ума»)
Самое известное произведение А.С. Грибоедова «Горе от ума» было завершено в 1824 г. Сатирическая п...
Как научиться пересказывать текст?
Пересказ является одним из способов запоминания некоторых фактов, идей и сюжетных линий литературного произвед...
Темы смерти и тревоги в русской литератур 1910-1917 гг.
Полоса социального пессимизма, сгустившаяся атмосфера отчаяния, ощущение свершившейся катастрофы и утрата веры...
2011 - 2018 © Интернет-журнал Textologia.ru — сайт русского языка, литературный портал Текстология. Помощь в изучении лингвистики, современного русского языка и литературы.
Администрация не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных материалах на сайте. Копирование, перепечатка и другое использование материалов сайта возможны только с письменного разрешения администрации.