Образовательная энциклопедия и электронная библиотека полезных материалов и статей для обучения Полезная информация, учебные материалы и обучающие статьи в электронно образовательном журнале Textologia.ru
Последние новости образования
В России появятся юные инспекторы дорожного движения
Вчера состоялся экономический диктант
Текстология.ру - открой мир знаний и образования
Как научиться русскому языку?
Существует несколько вариантов освоения нового языка. Это могут быть занятия с репетитором, языковые курсы, ди...
Что означает выражение «Между Сциллой и Харибдой»?
Безвыходные ситуации случаются в жизни каждого человека. В такие моменты словно находишься между двух огней, н...
Изучаем немецкий язык с помощью скайпа
Развитие современных технологий дает массу возможностей для обучения, в частности, для изучения иностранных яз...

Второй период польской средневековой литературы

Второй период польской средневековой литературы

В XII в. вместе с окончательным разделением всей территории на епархии развивается довольно разветвленная система школ (к началу XV в. их насчитывалось около 250) как в городах, так и в деревне.

Для продолжения учебы поляки выезжают в университетские города Запада (прежде всего в Болонью и Париж, а с XIV в. и в открывшийся по соседству университет в Праге).

С развитием национальной высокообразованной среды появляются и первые польские ученые, снискавшие европейскую известность, как, например, выходец из городского плебса Витело (ок. 1230 — ок. 1314), физик, математик, философ, автор прославившего его имя трактата об оптике Матеуш из Кракова — ректор университета в Гейдельберге и др.

Контакты с Западом динамизировали общекультурное развитие. Этому же способствовал и процесс централизации польских земель, начавшийся в XIII в. Во времена Казимира III Великого (1310—1370; с 1333 г. короля польского) окончательно преодолеваются последствия наступившей в первой половине XII в. феодальной раздробленности, отрицательно сказавшейся на развитии народа и государства.

Создается единая государственная администрация, общие для всех земель свод законов и судебная система, реорганизуется армия. Создается централизованная монархия, опирающаяся на рыцарское сословие, мещанство и церковь, которую удается частично подчинить королевской власти.

В новых общественно-политических условиях создаются предпосылки для развития городов, ремесел, торговли, а также культуры, науки и искусства. В этом отношении фактом эпохального значения станет несколько позже создание Краковского университета (1364).

Общее развитие социально-политической жизни и связанной с ней культуры второго периода отразилось и на судьбах национальной письменности. О степени ее роста и распространенности может свидетельствовать королевская грамота от 12 мая 1364 г., документирующая существование переписчиков книг и книготорговцев.

С самого начала польская письменность развивалась в русле западноевропейской духовной культуры, что было предопределено самим типом принятого на польских землях христианства. Старейший из ныне известных каталог библиотеки при Краковском кафедральном соборе (1110) свидетельствует о наличии произведений Овидия, Теренция, Стация и Персия, а из новых, христианских авторов — Боэтия и Аратора. 

 

«Хроника» Галла Анонима

Список XIV в.

 

Программы польских школ включали эстетические труды, отражающие стилевой облик западной литературы и красноречия раннего Средневековья: трактаты Боэтия, Исидора Севильского, вероятно, также Кассиодора и по крайней мере некоторых представителей Каролингского Возрождения.

Пользовалась известностью (особенно в XV в.) и эстетическая теория Зрелого Средневековья (Гальфрид Винсальвский, Винценций Бургундий, Эберхард Аллеман, Иоанн Гарландский). Это свидетельствует о высоком уровне польских школ, которые готовили прежде всего духовенство и отчасти государственно-политических деятелей.

Именно с этой средой были связаны судьбы средневековой национальной письменности, в области которой во втором периоде начинает явно вырисовываться светская тенденция. Появление ее было обусловлено развитием польской государственности и связанного с ней национального самосознания.

Новая тенденция проявляется прежде всего в историографических жанрах. В этом отношении интерес представляют летописи, но особенно хроники. Развитие летописного жанра продолжалось до XV в. (Ныне известно около 50 памятников.)

Первая из ныне известных польских хроник была создана около 1113—1115 гг. при дворе Болеслава III Кривоустого (1086—1138). Ее автор — монах-бенедиктинец, прибывший в Польшу, вероятно, из Венгрии, был, по-видимому, выходцем из Франции: поэтому-то он вошел в традицию как Галл Аноним.

Его творение охватывает польскую историю от древнейших, овеянных легендами времен до 1113 г. Материал был почерпнут из устных преданий, летописи Краковского капитула и — в описании современных событий — из рассказов очевидцев. 

В композиции и стилевом облике хроники чувствуется сильное влияние традиций западноевропейских жест. Главный герой повествования — Болеслав III, которому посвящены II и III части, воспевающие его мудрость, ратные подвиги, справедливость по отношению ко всем, даже самым бедным крестьянам. Хроника написана ритмизированной рифмованной прозой.  

Собственно историческое повествование сочетается с художественно-литературными элементами (легендарные и романические мотивы при воспроизведении глубокой древности, анекдоты, орации персонажей, послания, песни).

Восхвалению князя как главы государства и этического образца подчинена композиция, характер отбора и освещения материала, что, однако, отнюдь не означает его фальсификации, нарушения хронологии и взаимосвязи событий.

Эпическое дарование Галла Анонима сочетается с добросовестностью историка и проницательностью политического писателя, отстаивающего идею светской централизованной государственности.

Иное идейное звучание и иные стилевые тенденции характеризуют «Польскую хронику» Винценция Кадлубека (ок. 1150—1223), высококультурного человека своего времени, получившего образование в Париже, епископа Краковского (с 1208 г.), долгое время служившего при дворе Казимира II Справедливого (1138— 1194 гг., с 1177 — короля польского), который, по всей видимости, и поощрил его взяться за перо.

Творение «магистра Винценция» (как его называет традиция) охватывает период от древнейших времен до 1202 г. Кадлубек использует хронику Галла Анонима, но одни события он опускает, другие только упоминает или некоторые искажает, что связано с морализаторской трактовкой истории и идеей примата церкви над государством (это, однако, не лишает хронику патриотического звучания).

Повествуя о древнейших временах, Кадлубек восполняет отсутствие фактов беллетристическими мотивами, возможно, почерпнутыми из общеевропейских романов, где история народов Европы связывается с античными персонажами. Магистр Винценций живописует победы поляков над войсками Александра Македонского и Юлия Цезаря.

В этом отношении Кадлубек явно воспользовался уроком западноевропейских — прежде всего французских и английских — историографов, искавших истоки своих народов в памятниках античности и Ветхом Завете.

Глубокое прошлое Польши «восполняется» или подменивается древними преданиями, фольклором, равно как и созданными на их основе творениями средневековых эрудитов — например о князе Попеле из Крушвиц, съеденном мышами; о бракосочетании Крака (легендарного основателя Кракова) с дочерью Юлия Цезаря; о краковской княжне Ванде, которая бросилась в Вислу, чтобы не достаться германскому князю.

В этом отношении хроника Кадлубека весьма типична для Средневековья. По своему характеру (переплетение исторических фактов с народными преданиями языческих времен и легендами эпохи христианства) она близка «De vita Coroli Magni» Псевдо-Турпина.

Как и творение Галла Анонима, хроника Кадлубека в композиционно-стилевом отношении использует опыт жанров художественной литературы, одновременно как бы документируя их присутствие в средневековой Польше. Первые три части написаны в форме диалога, восходящей к античности и широко используемой в морализаторских и житийных жанрах средневековой литературы.

Во время застольной беседы краковский епископ Матеуш излагает историю княжения в Польше, а гнезненский архиепископ Яник комментирует, делает морализаторские и исторические выводы, проводит параллели с Библией, цитирует отцов церкви, а также античных писателей (Овидия, Горация, Ювенала, Лукана, Цицерона, Салюстия, Боэтия, Вергилия и др.). Из средневековой европейской литературы здесь присутствуют отзвуки сборников анекдотов и фаблио.

Стиль творения Кадлубека отражает воздействие модной риторики: искусно усложненное построение фраз, цветистость, аллегоризм, частое использование антитезы, параболы, повтора, гиперболы. Прозаический текст иногда переплетается с весьма искусным стихотворным, как, например, аллегорический диалог о смерти Казимира II Справедливого.

Произведение Кадлубека пользовалось большой популярностью. Оно стало школьным, а в XV в. и университетским учебником и оказало огромное влияние как на последующие хроники, так и на сам стиль польско-латинской письменности.

Воздействие Кадлубека обнаруживается в возникшей на рубеже XIII—XIV вв. в Силезии «Польской хронике», в связанной с нею и творением Галла Анонима и тоже созданной в Силезии в 1384—1385 гг. «Хронике польских князей» и в так называемой «Хронике Дзежвы» (по имени автора или переписчика), относящейся к концу XIII — началу XIV в. Иной характер имеет так называемая «Хенрыковская книга», возникшая на рубеже XIII—XIV вв. история монастыря цистерцианцев в Хенрыкове (Силезия).

Здесь привлекают внимание описания жизни, быта и трудовых будней крестьян из принадлежащей монастырю деревни. Здесь же среди латинского текста запечатлена первая из известных фраз, записанная по-польски, — слова крестьянина Богухвала, обращенные к уставшей жене: «Дай я потолку, а ты отдохни».

Своеобразный характер имеет лишь частично сохранившаяся «Хроника» Янко из Чарнкова (ок. 1320 — ок. 1386—1387) — духовного и политического деятеля, принимавшего активное участие в создании Краковского университета (был в составе посольства, отправленного в связи с этим в Авиньон к папе Урбану V).

«Хроника», охватывающая период между 1370 и 1384 гг., описывает конец правления Казимира Великого и наступившие затем времена Людвика Венгерского, который, будучи на венгерском троне, управлял Польшей при посредничестве своей матери, сестры Казимира Эльжбеты.

Наступившее бесправие, возросшее угнетение крестьян, беспорядки и грабежи как результат плохого управления, интриги, нашептывания и атмосфера доносов при королевском дворе — все это в сочетании с рельефно выписанными бытовыми деталями, жанровыми сценками и описанием скандалов придает творению Янко характер первых в польской литературе мемуаров (хотя повествование не ведется от первого лица, а сам автор выступает как одно из действующих лиц) и одновременно также первого в польской литературе памфлета с ярко выраженной политической и социальной направленностью.

С точки зрения своего рода беллитризации нехудожественных жанров особый интерес, не только историографический, но и историко-литературный, представляет также «Великопольская хроника», первая редакция которой возникла в 1283—1296 гг. и охватывает времена до 1273 г. (конец рукописи не сохранился). Вторая редакция возникла предположительно около середины XIV в.

Создавая свое произведение в период феодальной раздробленности, автор, видимо, Годыслав (Гочальк) Башко — клирик кафедрального собора в Познани, значительное место уделил династии великопольских князей. Помимо труда Кадлубека, он использовал летопись познанского капитула. Чувствуется хорошая ориентация автора в современной ему политической обстановке.

Над несомненным проявлением удельных тенденций преобладает идея объединения. Основное внимание автор придает фактам общегосударственного значения, оперируя точными датами, а главной своей задачей считает увековечение деяний князей и королей польских. В то же время его внимание привлекают рыцарские подвиги, и тут нередко исторические факты сочетаются с преданиями и литературными вымыслами.

В искусстве слова автор хроники сильно уступает Кадлубеку. В композиционно-стилевом отношении труд его довольно неровный, и наряду с фрагментами отточенными и завершенными встречаются и такие, которые производят впечатление предварительного, чернового наброска.

В то же время эта хроника для истории литературы представляет чрезвычайную ценность: если творение магистра Винценция является лишь косвенным свидетельством проникновения в Польшу западного романа, то «Великопольская хроника» документально подтверждает его присутствие.

Здесь, помимо славянских легенд о далеком прошлом (как, например, впервые на польской почве фигурирующее в этой хронике предание о братьях Лехе, Чехе и Русе — праотцах поляков, чехов и восточных славян), встречается переработка популярного на Западе романа о Вальтере Аквитанском. Действие перенесено в Польшу. Вальтер, княживший в замке Тынец (около Кракова), на чужой стороне похищает суженую.

Далее западный сюжет пополняется историей измены Хельгунды и кровавой расправы, учиненной Вальтером над неверной женой и ее избранником. Эта вторая — «польская» — часть более разработана, чем первая.

Автор с характерной для Средневековья натуралистичностью живописует сцены издевательств и жестокости: сперва Хельгунда со своим избранником — прекрасным князем вислицким Веславом, пленником мужа — коварно схватывают и приковывают к стене Вальтера, чтобы затем на его глазах предаваться любовным утехам. Потом Вальтер, которого освобождает влюбленная в него сестра Веслава, долго наслаждается ужасом любовников, прежде чем их убить.

Этот роман в хронике — чрезвычайно интересный материал. Он свидетельствует не только о знакомстве поляков с западным романом, но и об адаптации этого жанра на польской почве, о включении его в систему национальных традиций, фольклора, историко-бытовых преданий.

В этот же период возникает и первая польская рыцарская поэма, упоминаемая в «Польской хронике» и вошедшая в науку как «Carmen Mauri». Ее героем был паладин Пиотр Власт (Влостовиц), воевода при Болеславе III Кривоустом, а затем при его сыне Владиславе II Изгнаннике.

Опасаясь грозного соперника, Владислав приказал его ослепить (на рубеже 1145—1146 гг.). Умер Власт в 1153 г. Предполагают, что поэма возникла в монастыре св. Винценция (Вроцлав) — одном из многочисленных храмов, воздвигнутых Властом. Ее автор — Маурус, возможно, бенедиктинец (или норбертианец) из этого же монастыря, написал свое произведение вскоре после описываемых в нем событий.

По другим предположениям, поэма могла возникнуть во второй половине XIII — начале XIV в. Текст этого произведения, состоявшего предположительно из 300—400 гекзаметров (впрочем, не исключено, что он мог быть написан и леонинским стихом), не сохранился. Не дошло до нас и существовавшее еще во второй половине XVIII в. произведение поэта, церковного и государственного деятеля Адама Сьвинки (ум. ок. 1433—1434).

На основе краткой информации одного из эрудитов XVIII в. трудно судить о жанровой специфике произведения — была ли это эпическая поэма или рыцарский роман о жизни и деяниях Казимира I. То же можно сказать и о сохранившемся фрагменте стихотворного произведения, где описывается борьба за власть между крупным политическим деятелем, кардиналом Олесницким и Косьмидором-Грущиньским.

Рифмованные фрагменты и стихотворные вставки в хрониках, рыцарская поэма Мауруса — отражение не только развития польской поэзии на латыни, но и ее значения и распространенности в средневековой Польше.

Поэзия эта, как, впрочем, и вся польская письменность эпохи, преимущественно оригинальна. Переводились или подвергались компиляции немецкие юридические кодексы, некоторые проповеди и некоторые поэтические тексты, связанные с богослужением. В религиозной поэзии особое распространение получили гимны и секвенции.

Наиболее яркие образцы этих жанров, воздействовавшие в дальнейшем на форму польской религиозной и светской поэзии, — «Секвенция о св. Станиславе» Винценция из Кельц (XIII в.) и гимн «Возрадуйся, Мать Польша» (видимо, XIV в.).

Одновременно развивается и светская поэзия, представленная прежде всего встречающимися еще в хронике Галла Анонима жанрами «carmina» и «cantilenae» с содержанием лирического либо эпического характера (воспевание побед, крупных событий в жизни государства и двора).

В этом отношении знаменательна «Песнь о войте краковском Альберте» (XIV в.), которая тематически связана с бунтом (1311) краковских горожан против Владислава Локотка под руководством войта Альберта и епископа Мускаты.

«Песнь» написана леонинским стихом и состоит из 121 поэтической строки, сгруппированных в 21 строфе. Создаются также стихи «на случай», стихи-посвящения, эпицидеоны (траурные стихи, песни), панегирики, памфлеты, эпитафии, эпиграммы.

История всемирной литературы: в 9 томах / Под редакцией И.С. Брагинского и других - М., 1983-1984 гг.

Другие статьи по теме:
Особенности второго периода польской средневековой литературы XIV в.
Начиная с XIV в. появляются творения, которые, выходя за рамки местной тематики и про...
Третий период польской средневековой литературы
С развитием национальной государственности и постепенным складыванием польского народ...
События и новости культуры и образования:
Определены наиболее частые ошибки школьников на ЕГЭ по русскому языку
14.10.2019
Одна из статистических и измерительных организаций смогла назвать самые распростране ...
Современная система высшего образования продолжает подвергаться критике
14.10.2019
По словам многих представителей высших гос. должностей, доверие к дипломам не появило ...
Сообщить об ошибке на сайте:
Сообщить об ошибке на сайте
Пожалуйста, если Вы нашли ошибку или опечатку на сайте, сообщите нам, и мы ее исправим. Давайте вместе сделаем сайт лучше и качественнее!
 
Технология педагогической деятельности и способы решения педагогических задач
Анализ педагогической технологии в контексте профессионально-педагогической культуры подразумевает выделение в...
Особенности технологического компонента профессионально-педагогической культуры
Рассмотрим особенности технологии в профессионально-педагогической культуре и какую роль она играет в педагоги...
Педагогические ценности и аксиологические функции
Поговорим о педагогических ценностях, уровнях их существования, а также аксиологических функциях. Уровни суще...
Появление и развитие реализма в армянской литературе конца XIX в. и его основные представители
В 90-е годы капитализм в Закавказье стал реальностью. Развиваются города, формируется промышленный пролетариат...
Болгарская литература после 70-х гг. XIX в. и ее особенности
В 60—70-е годы в Болгарии складывается литературная критика, утверждавшая реалистические принципы изобра...
2011 - 2019 © Интернет-журнал Textologia.ru — образовательный портал Текстология. Помощь в получении образования и обучении различным дисциплинам.
Администрация не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных материалах на сайте. Копирование, перепечатка и другое использование материалов сайта возможны только с письменного разрешения администрации.