На главнуюКарта сайтаНаписать письмо
Полезная информация о русском языке, культуре речи, литературе и современном литературном языке на портале Textologia.ru
Сайт – энциклопедия по литературе и русскому языку, библиотека полезных материалов и статей по филологии
Текстология.ру - открой мир знаний и образования
Переплет - «одежда» книги: материал и виды переплетов
Любопытно, но у людей и книг есть кое-что общее: и тех, и других встречают по одежке, (в случае с книгами - по...
Кто придумал первый знак пунктуации?
Знаки, которые призваны разделять слова на удобные для нашего восприятия группы, называются пунктуацией (от ла...
Какое самое длинное слово русского языка?
Может ли быть точный ответ на этот вопрос? Не каждое вновь образованное слово заносится в словари, в том числе...
Как научиться любить читать?
Польза чтения давно известна каждому. Энциклопедии, художественная литература помогает развивать воображение, ...

Научный анализ в области гуманитарных дисциплин

Научный анализ в области гуманитарных дисциплин

Научный анализ в области гуманитарных дисциплин — это особая, специфическая интеллектуальная операция. Распространенная аналогия с разложением вещества на химические элементы здесь не более чем весьма поверхностная метафора.

«Анализ, пользующийся методом разложения на элементы, не есть, в сущности, анализ в собственном смысле слова, приложимый к разрешению конкретных проблем», — писал Л.С.Выготский. Аналитический подход к целостному явлению он мыслил «расчленяющим сложное единство <...> на единицы, понимая под последними такие продукты анализа, которые <...> в отличие от элементов не утрачивают свойств, присущих целому и подлежащих объяснению, но содержат в себе в самом простом, первоначальном виде те свойства целого, ради которых предпринимается анализ».

Данное рассуждение полемично по отношению к более архаичной «поэлементной» стратегии анализа, новейшие модификации которой в последние десятилетия с легкой руки Жака Дерриды получили наименование деконструкции.

Классическое обоснование аналитической операции такого рода принадлежит Ролану Барту: «Текстовый анализ не ставит себе целью описание структуры произведения; задача видится не в том, чтобы зарегистрировать некую устойчивую структуру, а скорее в том, чтобы <...> увидеть, как текст взрывается и рассеивается в межтекстовом пространстве (языка. — В. Т.). <...> Мы не ставим перед собой задачи найти единственный смысл, ни даже один из возможных смыслов текста. <...> Наша цель — помыслить, вообразить, пережить множественность текста, открытость процесса означивания».

В противовес подобным установкам на произвольность исследовательских прочтений Ю. М. Лотман справедливо утверждал, что собственно анализ «в принципе требует полного описания», которое есть «не перечень тех или иных элементов», а «выявление системы функций». Полноценный литературоведческий анализ — это всегда так называемый целостный анализ: выявление не строительного материала, а конструктивных соотношений целого как «сложно построенного смысла».

Идея целостного анализа отнюдь не предполагает, что анализ произведения непременно должен быть всеобъемлющим. Анализу может быть подвергнут определенный фрагмент текста, но он при этом должен быть рассмотрен не изолированно, а как неотъемлемая часть данного художественного целого.

Анализу может быть подвергнута только одна или несколько граней художественного единства, но объект научного описания при этом должен быть равнопротяженным тексту произведения (или фрагмента), т.е. «не субъективно-выборочным, а исчерпывающим». Это означает, что аналитическая операция филолога состоит в специальной «разметке» текста на сегменты, т.е. в выявлении невычленимых частей единого целого.

Ошибочным является представление о литературоведческом анализе как о «химическом» разложении произведения на абстрактные элементы и приемы их соединения. Еще менее можно назвать анализом выхватывание отдельных компонентов и рассмотрение их вне функциональной принадлежности целому. В подобном случае мы имеем дело уже не с анализом, а только с комментированием.

Основные положения аналитического подхода к «установлению состава произведения (не его генезиса)» были сформулированы А. П. Скафтымовым еще в 1924 г. Исходя из того, что «в произведении искусства нет ничего случайного, нет ничего, что не вызвано было бы конечной устремленностью ищущего творческого духа», он выдвинул следующие методологические требования к осуществлению аналитических операций при изучении литературы: а) «полнота пересмотра всех слагающих произведение единиц» (на том или ином равнопротяженном тексту срезе анализа); б) «непозволительность всяких отходов за пределы текстуальной данности», чреватых «опасностью изменить и исказить качественное и количественное соотношение ингредиентов» целого; в) сосредоточенность анализа на точке «функционального схождения <...> значимости всех компонентов».

Последнее требование основывается на том, что поскольку произведение искусства «представляет собою телеологически организованное целое, то оно предполагает во всех своих частях некоторую основную установку творческого сознания, в результате которой каждый компонент по-своему, в каких-то предназначенных ему пунктах, должен нести общую единую устремленность всего целого». Назначение этих аналитических процедур в области истории литературы А. П.Скафтымов видел в том, чтобы «достигнуть наиболее полной возможности проверки пределов оспоримости или непререкаемости отдельных наблюдений и общих выводов комментаторов».

Приведенные положения, в особенности же ключевой постулат равнопротяженности объекта анализа тексту («если охват анализа не должен быть меньше произведения, то он не должен быть и больше его»), не утратили своего методологического значения и в наше время.

В том же 1924 г. М.М.Бахтин обосновал понятие «эстетического анализа» как научного подхода к художественной реальности, конечная цель которого — «понять внешнее материальное произведение (т.е. текст. — В. Т.) <...> как совокупность факторов художественного впечатления» в его эстетической целостности. Однако, чтобы оставаться в полной мере научным, эстетический анализ текста не должен упускать из виду знаковую природу своего непосредственно объекта. Таков путь литературоведческого познания, вполне учитывающего специфику своего предмета (целостность), но не покидающего рамок научности (системности).

Целостность и системность не могут быть отождествлены, представляя собой два различных аспекта одного и того же. Эти фундаментальные моменты всеобщей организации действительности взаимодополнимы в их коренном диалектическом противоречии:

- если система дискретна, то целостность континуальна;

- если система представляет собой упорядочивающую дифференциацию множества элементов, то целостность является интегрирующей поляризацией взаимоопределяющих и взаимодополняющих сторон нерасторжимого целого;

- если в основе системности лежат оппозиционные отношения, то в основе целостности — доминантные;

- если система характеризуется управляемостью (связи и отношения между элементами подчиняются определенным системообразующим правилам), то целостность — саморазвитием и соответственно способностью к мутациям различного рода, которые системностью не предполагаются;

- если система принципиально воспроизводима — дублируема, логически моделируема, генетически или исторически наследуема, — то целостность самобытна, принципиально единична как незаместимая проба эволюции.

В отличие от системности, выступающей предметом опосредованного и последовательного, поэтапного, логически расчленяющего рассмотрения, индивидуальная целостность — предмет непосредственного и сиюминутного эстетического рассмотрения. Научному познанию с его фундаментальной установкой на воспроизводимость результата приходится ограничиваться «подстановкой» на место целостности адекватных ей в своей теоретической разработанности систем — этой «специфической предметности» (М.К. Мамардашвили) научного мышления.

В частности, литературоведу как ученому не остается ничего иного, как анализировать объективную данность текста в качестве системы, направляя по этому пути свое познание на интерсубъективную заданность произведения в качестве целостности, открывающейся ему лишь в субъективной данности его эстетического переживания.

«Никакими теоретическими средствами, — писал Скафтымов, — живая полнота художественного произведения передана быть не может, она доступна лишь непосредственному, живому восприятию созерцателя. <...> Анализ приобретает смысл и значение лишь в том, что он указывает и осознает направленность» эстетического сопереживания, «конкретно осуществляемого лишь при возвращении к живому восприятию самого произведения».

Сколько бы мы ни стремились к научной объективности, «исследователю художественное произведение доступно только в его личном эстетическом опыте», где он «опознает те факты духовноэстетического опыта, которые развертывает в нем автор» посредством «значимости факторов художественного произведения». Для научного определения эстетического феномена эта предварительная идентификация должна быть верифицирована: подтверждена, опровергнута или скорректирована.

По мысли С.М.Бонди, «всякое изучение ритмических явлений (в частности, изучение стиха) должно базироваться на непосредственном ритмическом впечатлении <...> а затем уже искать объективные закономерности в течении элементов этого текста — закономерности, являющиеся причиной, возбудителем нашего ритмического чувства». Поэтому «научное изучение ритмики стиха требует, чтобы под каждое высказывание субъективного впечатления была подведена объективная база, чтобы всякий раз найдена была в самом объекте, в самом тексте стихотворения та специфическая закономерность, которая и вызывает данное ритмическое впечатление».

Это методологическое положение, несомненно, может и должно быть распространено также и на все другие аспекты художественного целого: сюжет, композицию и т.д.

Тюпа В.И. — Анализ художественного текста — М., 2009 г.

Другие статьи по теме:
Аналитическое изучение литературы
Аналитическая работа литературоведа имеет три ориентира: объективную данность текста, субъективную данность эстетическог...
Эстетическое восприятие мира
Эстетическое представляет собой особый род отношений человека к действительности. В этом качестве оно соотносимо с катег...
Рекомендуем ознакомиться:
Курс СКОРОЧТЕНИЯ у Вас дома. До 1000 слов в минуту
Обучение скорочтению всего за 1 месяц. Более 1200 успешных учеников. Положительные отзывы людей, прошедших курс. Гарантия качества.

События и новости культуры и образования:
Обновлён поиск информации на сайте
16.11.2018 - 19.11.2018
Дорогие посетители и читатели Текстология.ру, рады сообщить, что поиск на сайте был о ...
День буквы «Ё» отмечаем 29 ноября 2018 года
29.11.2018
29 ноября 2018 г. в России празднуется день буквы «ё». Эта удивительная буква порой с ...
Сообщить об ошибке на сайте:
Сообщить об ошибке на сайте
Пожалуйста, если Вы нашли ошибку или опечатку на сайте, сообщите нам, и мы ее исправим. Давайте вместе сделаем сайт лучше и качественнее!
 
«Суходол» И.А. Бунина и представление в нем ушедшей эпохи
После жгуче современной «Деревни» Бунин почти сразу стал писать «Суходол» (1911) &mdas...
Что значит «Карл!» в конце фразы?
Восклицание первый раз прозвучало в сериале «Ходячие мертвецы», сюжет которого представляет собой ...
Сочинение на тему: Век нынешний и век минувший (по пьесе А.С. Грибоедова «Горе от ума»)
Самое известное произведение А.С. Грибоедова «Горе от ума» было завершено в 1824 г. Сатирическая п...
Любому современному европейцу известны хотя бы 2-3 мифологических персонажа или сюжета – то ли из школьн...
От священного знания к бабушкиным сказкам
Другая линия эволюции мифа в фольклорные жанры – это сказка. Принципиальное отличие сказок от мифа и от ...
2011 - 2018 © Интернет-журнал Textologia.ru — сайт русского языка, литературный портал Текстология. Помощь в изучении лингвистики, современного русского языка и литературы.
Администрация не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных материалах на сайте. Копирование, перепечатка и другое использование материалов сайта возможны только с письменного разрешения администрации.