На главнуюКарта сайтаНаписать письмо
Полезная информация о русском языке, культуре речи, литературе и современном литературном языке на портале Textologia.ru
Сайт – энциклопедия по литературе и русскому языку, библиотека полезных материалов и статей по филологии
Текстология.ру - открой мир знаний и образования
Как научиться красивой речи?
В современном мире важно не только хорошее образование – красноречие тоже может сыграть важную роль в жи...
История и традиции Международного дня грамотности — 8 сентября
Грамотность помогает людям лучше понимать друг друга, глубже воспринимать окружающий мир, находить мирные спос...
История происхождения фразы
Такое словосочетание, как «галопом по Европам», имеет иронический оттенок неспроста. Оно появилось...
Сочинение на тему: Образ автора в романе М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени»
Молодой поэт и писатель, М.Ю.Лермонтов своими произведениями открыл совершенно новую эпоху в русской литератур...
Текстология.руТекстология.руЛитератураЛитератураАнализ текста произведенияАнализ текста произведенияАнализ поэтического текстаАнализ поэтического текстаРитмотектоника (на примере поэмы «Соловьиный сад» А. А. Блока) - продолжение

Ритмотектоника (на примере поэмы «Соловьиный сад» А. А. Блока) - продолжение

Ритмотектоника (на примере поэмы «Соловьиный сад» А. А. Блока) - продолжение

Ритмотектоника поэтического текста образуется, в частности, несовпадением ритмических и синтаксических рядов: анжамбеманами (перебросами продолжения фразы в следующую строку), а также синтаксическими цезурами (внутристиховыми паузами), возникающими при завершении фразы раньше конца строки. Однако в данной поэме эти возможности ритмической «прозаизации» стиха используются довольно слабо: стиховые паузы в основном совпадают с синтаксическими, резкие анжамбеманы отсутствуют.

Деструктивными синтаксическими цезурами отмечено всего четыре стиха поэмы (по два из первой и последней глав): Сложим в кучу, — и к морю опять; И кричит и трубит он, — отрадно; Где же дом? — И скользящей ногою; Я подвинулся, — он приподнялся. Как видим, все они относятся к семантическому полю прозаической жизни за пределами соловьиного сада.

В пяти строках из первых четырех глав встречаются и внесинтаксические интонационные паузы, отмечаемые знаком тире: А у самой дороги — прохладный; И потом — отойдет и поет; Жизнь другая — моя, не моя...; Но сегодня — таинственный путь; Не стучал я — сама отворила. Все эти примеры — одной семантики: устремленности лирического героя к миру соловьиного сада. Только один стих с аналогичной паузой встречается во второй половине поэмы (в пятой главе): Вдруг — виденье, большая дорога.

Как и в предыдущих примерах, семантика строки состоит в интенциональности (направленности) сознания на другую жизнь. Только теперь это уже прежняя, прозаическая жизнь лирического героя (инверсивная симметрия). Отсутствие стихов с интонационными паузами в двух заключительных главах усиливает эффект асимметричной концовки.

Обращаясь к анжамбеманам анализируемого текста, можно отметить, что в сильном (семантически маркированном) положении перед межстиховым «перебросом» в первых четырех главах поэмы доминируют слова из семантического поля соловьиного сада: прохладный; [белое] платье; пенье; сада; желанным; лилий; счастья.

В этом положении здесь встречается только одно слово из альтернативного семантического поля: тесной [хижине]. Еще два нейтральных слова в положении перед анжамбеманом — опять и сегодня — предстают здесь окказиональными антонимами: сегодня происходит нечто беспрецедентное, прерывающее изнуряющую череду опять (повторений одного и того же пути).

В трех заключительных главах, напротив, в аналогичной позиции обнаруживается всего лишь одно слово из соловьиного семантического поля: нарым [сумраком]. Здесь в маркированном положении оказываются слова из семантического поля окружающей сад реальной жизни: тревога; прилива; ударам; возник; прибоя; недлинный [путь]; ногою; скалою; ломом; спруты.

При исследовании ритмических структур поэтических текстов нечасто обращаются к методике, разработанной в свое время А. Белым. Между тем для анализа достаточно протяженных текстов она весьма эффективна.

Согласно этой методике, руководствуясь простейшей формулой n-1/n, где n — порядковый номер стиха после аналогичного ритмического варианта, можно вычислить коэффициент ритмического диссонанса (далее — КРД) каждой строки, а также средние его показатели для строфы, главы и произведения в целом.

Начальная строка стихотворного текста и каждая впервые встречающаяся в нем модификация размера (ритмический курсив) будут иметь при этом коэффициент, равный 1. При соседстве двух идентичных ритмических вариаций метрической формулы второй стих не контрастирует с первым, поэтому его КРД = 0. Вариация, повторяющаяся через один стих, имеет КРД = 0,5; через два — 0,66; через три — 0,75; через четыре — 0,8 и т.д.

Чем ниже КРД текста, тем монотоннее, однообразнее его поэтический строй. Если же КРД текста в целом достигает 1, следовательно, перед нами верлибр (а то и проза, записанная стихоподобными строчками).

Суммарный средний показатель блоковской поэмы — 0,4 — приближается к точке «золотого сечения», что говорит о гармонизированности его стиховой организации. На этом фоне бросается в глаза не только композиционная, но и ритмическая симметрия третьей и пятой глав с их резко пониженным КРД.

Еще знаменательнее ритмическая асимметрия симметричных в сюжетном отношении глав «ухода»: третьей (КРД = 0,17) и шестой (КРД = 0,51). Это говорит, надо полагать, об ожидаемости, несомненности, ненапряженности, как бы даже «пошлости» первого ухода (из мира утомительной трудовой жизни в мир манящей и пьянящей мечты). С другой стороны, это говорит об ином качестве второго ухода, о его повышенной напряженности и проблемности.

Сосредоточив внимание на КРД отдельных строф, мы замечаем падение ритмического диссонанса до нулевой отметки в строфах 3.3, 3.4 и 7.5. Эта монотонность совпадает с отсутствием в них также и семантического диссонанса.

Однако семантика этих строф диаметрально противоположна. Если медитативные строфы 3.3 и 3.4 охвачены субъективным романтическим томлением, то из чистого повествования о спрутах и крабах (7.5) субъективность изгнана: впервые в тексте поэмы герой безучастно созерцает картину совершенно чужой и не значимой для него жизни.

С другой стороны, очевидно резкое повышение ритмического диссонанса (0,65 и более) в строфах 1.5, 2.5, 6.4 и 7.2. Здесь мы обнаруживаем одновременно и существенный семантический диссонанс. В трех первых случаях это эффект непосредственного соседства двух миров. Дважды после завершающего первое двустишие у садовых ворот или мимо этих ворот во втором двустишии появляется она: А в саду кто-то тихо смеется (1.5) или И она меня, легкая, манит (2.5).

Максимального показателя (0,93) КРД достигает в ключевой для понимания поэмы строфе 6.4, начинающейся теми же словами, что и строфа 1.5 (но лирический герой внимает теперь крику осла, находясь по другую сторону семантической границы):

Крик осла был протяжен и долог,
Проникал в мою душу, как стон,
И тихонько задернул я полог,
Чтоб продлить очарованный сон.

Данная строфа, тоже актуализирующая момент границы двух миров, принципиально двусмысленна: то ли герой поэмы продлевает сон покидаемой обитательницы сада, то ли он продлевает свой собственный сон, и в таком случае совершаемый им в следующей строфе побег ему только снится. Однозначного ответа быть не может, поскольку об этом же вопрошает и сам лирический герой: Или все еще это во сне?

Наконец, в строфе 7.2 скачок КРД асимметрично сопровождает не актуализацию семантической границы, а напротив, ее утрату: Или я заблудился в тумане? / Или кто-нибудь шутит со мной?

Все неоднократно отмечавшиеся нами асимметричные характеристики двух заключительных главок имеют, по-видимому, существенное значение для идентификации типа эстетического завершения, реализованного в поэме.

К ритмотектонике текста следует отнести также и его речевую мелодику, возникающую вследствие несколько различной тональности слогообразующих (гласных) звуков. Если слово не подчинено музыкальной мелодии, как это происходит при пении, то в отношении к нейтральным слогам с гласным А слоги с гласными О и У выступают «бемольными» (звучат на полтона ниже), а слоги, образуемые И или Э, — «диезными» (на полтона выше). Эти характеристики касаются как ударных, так и безударных слогов.

В целом речевая тональность блоковской поэмы — нейтральная, но образуется эта нейтральность колебаниями повышенной и пониженной тональности строф. Составляющие текст 37 строф по своей тональности распределяются практически поровну: 19 «диезных» и 18 «бемольных». При этом именно композиционно центральная и кульминационная четвертая глава характеризуется равновесием «диезности» и «бемольности» (2:2).

Речевая мелодика остальных глав организована симметрично: в первых двух и в двух заключительных — несколько повышенная; в третьей и пятой — пониженная. Впрочем, эти повышения и понижения тональности по главам весьма незначительны, за исключением пятой, полностью бемольной главы.

Заметным понижением тона (на 1/3) отмечены строфы 1.5 и 6.4, на которые мы уже обращали внимание в связи с их повышенным ритмическим и семантическим диссонансом. Этим же признаком связаны строфы 3.1 и 5.3. Только в них говорится о влюбленности: сначала герой называет себя влюбленным хозяином (осла), а затем хозяйка соловьиного сада называет его возлюбленным. Эта неявная диссонансность темы любви представляется не случайной и знаменательной.

Наибольшим повышением тона (на 1/5 и 1/4) связаны строфы 2.3 (И него в этой хижине тесной / Я, бедняк обездоленный, жду...) и 4.3 (Чуждый край незнакомого счастья / Мне открыли объятия те...). В первой из них впервые формулируется душевный порыв ухода из повседневного прозябания; во второй этот порыв достигает своей цели, которая предстает отнюдь не духовной. Опьянение лирического героя здесь вовсе не любовь, это бедняцкое счастье обладания.

Эти наблюдения, как и весь лирический сюжет поэмы, ведут к мысли, что любовь в системе ценностей данного художественного мира не принадлежит к ее позитивному полюсу.

Единственный случай доминирования «бемольной» мелодики (пятая глава — второй эпизод пребывания в соловьином саду) семантически задается мотивом вступившей в пенье тревоги лирического героя и беспокойства его возлюбленной.

Столь резкое снижение тональности (в строфе 5.3 до 1/2 тона) порождает известную асимметричность в целом симметричного мелодического строя поэмы. Как мы уже не раз отмечали, асимметричная симметрия представляется своего рода конструктивным принципом данного художественного целого.

Тюпа В.И. — Анализ художественного текста — М., 2009 г.

Другие статьи по теме:
Глоссализация (на примере поэмы «Соловьиный сад» А. А. Блока)
Диалогическая соотнесенность нескольких голосов в рамках одного текста — прерог...
Глоссализация (на примере поэмы «Соловьиный сад» А. А. Блока) – продолжение
Аллитерационная субструктура поэтического текста в соответствии со сформулированным О...
Рекомендуем ознакомиться:
Курс СКОРОЧТЕНИЯ у Вас дома. До 1000 слов в минуту
Обучение скорочтению всего за 1 месяц. Более 1200 успешных учеников. Положительные отзывы людей, прошедших курс. Гарантия качества.

События и новости культуры и образования:
Первая аттестация учителей показала провальный результат
13.11.2018
Рособрнадзор подвел неожиданные итоги первого экзамена педагогов - половина учителей ...
Минздрав планирует ввести в школьную программу уроки по психологии
12.11.2018
По мнению экспертов, первичное психологическое образование поможет детям избегать кон ...
Сообщить об ошибке на сайте:
Сообщить об ошибке на сайте
Пожалуйста, если Вы нашли ошибку или опечатку на сайте, сообщите нам, и мы ее исправим. Давайте вместе сделаем сайт лучше и качественнее!
 
Состав толкового словаря Ожегова С.И. и Шведовой Н.Ю. и слова, не включенные в словарь
Литературный русский язык в наше время представляет собой общенародный язык, используемый представителями всех...
Интересные факты из биографии Есенина С.А.
Сергей Александрович Есенин – один из величайших поэтов России, получивший признание и во всём мире. Огр...
Сочинение на тему: Конфликт поколений в пьесе А.С. Грибоедова «Горе от ума»
Одна из центральных тем в пьесе «Горе от ума» – столкновение поколений, конфликт «века...
Литературный язык
Литературный язык — это, разумеется, далеко не одно и то же, что язык художественной литературы. В основ...
Книжная и разговорная речь
Литературный язык помимо письменной и устной формы в акте общения представлен в виде книжной и разговорной реч...
2011 - 2018 © Интернет-журнал Textologia.ru — сайт русского языка, литературный портал Текстология. Помощь в изучении лингвистики, современного русского языка и литературы.
Администрация не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных материалах на сайте. Копирование, перепечатка и другое использование материалов сайта возможны только с письменного разрешения администрации.