На главнуюКарта сайтаНаписать письмо
Полезная информация о русском языке, культуре речи, литературе и современном литературном языке на портале Textologia.ru
Сайт – энциклопедия по литературе и русскому языку, библиотека полезных материалов и статей по филологии
Текстология.ру - открой мир знаний и образования
Переплет - «одежда» книги: материал и виды переплетов
Любопытно, но у людей и книг есть кое-что общее: и тех, и других встречают по одежке, (в случае с книгами - по...
Кто придумал первый знак пунктуации?
Знаки, которые призваны разделять слова на удобные для нашего восприятия группы, называются пунктуацией (от ла...
Какое самое длинное слово русского языка?
Может ли быть точный ответ на этот вопрос? Не каждое вновь образованное слово заносится в словари, в том числе...
Составление деловых писем и выбор вида делового письма
Процесс составления включает в себя следующие пункты: Выбор вида делового письма. Разработка структуры дел...

Анализ стихотворения Тютчева

Анализ стихотворения Тютчева

Ф. И. Тютчев. «Silentium!»

Прочитайте это стихотворение — желательно вслух, вопреки тютчевским приказам («Молчание!»; «Молчи!..»). Что получится?

Молчи, скрывайся и таи И чувства и мечты свои — Пускай в душевной глубине Встают и заходят оне Безмолвно, как звезды в ночи, — Любуйся ими — и молчи.

Как сердцу высказать себя? Другому как понять тебя? Поймет ли он, чем ты живешь? Мысль изреченная есть ложь. Взрывая, возмутишь ключи, — Питайся ими — и молчи.

Лишь жить в себе самом умей — Есть целый мир в душе твоей Таинственно-волшебных дум; Их оглушит наружный шум, Дневные разгонят лучи, — Внимай их пенью — и молчи!..

Восприимчивый к стиху читатель запнется на четвертой и пятой строках первой строфы и на пятой строке третьей строфы. Уже успели настроиться на то, что стихотворение написано четырехстопным ямбом, а тут оказалось нечто совсем иное. Суждения знатоков по этому поводу — разные. Первое. Тютчев перемежает четырехстопные ямбы трехстопными амфибрахиями, добиваясь тем самым определенного и редкостного ритмического эффекта. Второе. Это не ямбы и не амфибрахии, а силлабические 8-сложники французского типа, большинство их похоже на ямбы, меньшинство — на амфибрахии. Третье. Нужно читать слово «заходят» с ударением не на втором слоге, «звезды» — с ударением на втором, «разгонят» — на третьем. Последнее представляется совсем уж невероятным, но ведь есть же у Пушкина «прогнал» вместо «прогнал», а в форме множественного числа «страны» вместо «страны», и у других первоклассных поэтов — «пройдет» (Державин), «выдумал» (Полежаев), «йдут» (А. Одоевский, Огарев) и многое другое.

Легче и естественнее полагать, что перед нами четырехстопные ямбы, в трех местах намеренно испорченные Тютчевым. Почему намеренно — потому что он безукоризненно владел ямбом и просто не мог нечаянно ошибиться. 

Во имя чего испорченные — об этом позже, после того как выявятся другие следы порчи, уже не ритмического, а иных уровней (смысл, стиль, звуковое оформление). Современники поэта редактировали «Silentium!», устраняя ритмические перебои. 

В результате получались правильные ямбы: «И всходят и зайдут оне», «Встают и кроются оне / Как звезды мирные в ночи», «Как звезды ясные в ночи», «Разгонят днёвние лучи», «Дневные ослепят лучи». Великолепное безобразие превращалось в заурядную некрасивость (некрасивость — поскольку редактура не коснулась иных, тоже, по-видимому, преднамеренных авторских просчетов). 

Излишне пояснять, что такая правка — медвежья услуга поэту. В мировой поэзии много гениальных и, уж конечно, еще больше бездарных стихов. Но попробуйте найти стихотворный текст, который зачаровывал бы именно своим «безобразием». Впрочем, он перед вами. «Встают и заходят оне».

Кстати, в ряде изданий последнее слово напечатано по правилам современной орфографии: «они». Стихотворению помогли стать еще «безобразнее», нарушив рифму, так что получилось «глубине — они», тогда как в соответствии со старой орфографией оба слова заканчивались буквой «ять» и рифма была полноценной. Исковерканное местоимение относится к словам «чувства и мечты» — первое среднего, второе женского рода, в то время как форма «они» указывала лишь на мужской род.

Начальные строки второй строфы обращают на себя внимание рифмой «себя—тебя». Некто острослов пошутил: «До чего же оригинальная рифма!» Примитивность этого созвучия очевидна, однако придирка к ней, пожалуй, кажется излишней, особенно если вспомним начало «Евгения Онегина»: «... думать про себя ... черт возьмет тебя». Заметим другое: как Тютчев «топчется на месте», повторяя почти одно и то же — не хватает динамики, движения лирической мысли. 

Первая строка — риторический вопрос, на который ответ сразу ясен: сердцу высказать себя невозможно. Вторая строка, по существу, такой же риторический вопрос с тем же ясным ответом: другой тебя не поймет. Кстати, кто виноват — ты или другой? Наверное, ты, коль скоро не умеешь «высказать себя». 

Следовательно, тебя невозможно понять. Но автору этого мало, и следует третий — тоже, по сути, синонимичный предшествующему — риторический вопрос: «Поймет ли он?..» Но ведь уже договорились, что не поймет, что ему тебя не понять. Повтор, тавтология: понять, поймет — формы одного и того же глагола. 

Бывает, что прием повтора чем-то оправдан, достигает какого-то эффекта. Зачем он нужен и нужен ли в данном тексте, пока остается гадательным. Зато следующий стих превосходит все наши ожидания. После отмеченных ритмических сбоев и какого-то вялого бормотания напополам с риторикой неожиданно сверкнула молния: «Мысль изреченная есть ложь». Может быть, ради этого парадоксального афоризма и написано все стихотворение (и, в частности, тем оно и хорошо?).

Интересно, что и этот замечательный стих подвержен порче в практике устных современных цитаций. Слово «изреченная» часто произносят как «изречённая», вопреки правилам культурного словоупотребления. Конечно же, это торжественный славянизм, и никаких «ё» тут быть не должно.

Строфу заканчивает стих: «Питайся ими — и молчи». Ими — то есть ключами родниковой воды, таимыми в твоей душе. Эти ключи не должны быть замутнены произносимыми вслух словами, которые по природе своей суть ложь. Опыт обсуждения этого стиха с восприимчивыми к поэзии читателями показал, что не всем нравится глагол «питайся» в соединении с ключами: «питаться ключами». Ключ не питает, а поит, как у Пушкина: «Кастальский ключ волною вдохновенья // В степи мирской изгнанников поит». Впрочем, словари свидетельствуют о допустимости таких словосочетаний, как «питаться подземными ключами». 

Строка на поверку оказалась безупречной, как и предыдущая: «Взрывая, возмутишь ключи», где угадывается изящнейшая инверсия (возможный смысл: «взрывая ключи, возмутишь их»: «взрывать» значит «роя, извлекать на поверхность»).

Зато третья строфа начинается нестерпимым жужжанием на стыке слов «лишь» и «жить» — с озвончением «шь» перед звонким «ж»: ж-ж... У Пушкина в «Онегине» «жук жужжал». Ладно, жуку и положено жужжать, такова его натура. Но здесь — жужжит поэт? Вообще-то он не жужжит, он молчит и нас приглашает помолчать. Его ли вина, что нам слышится жужжание? 

Одному из редакторов не понравилось словосочетание в этой строке «в себе самом», и он поправил: «в самом себе». Получилось если и лучше, то ненамного, а «жужжание» осталось: «Лишь жить в самом себе умей». Если бы редактор озаботился этим, то мог бы от него избавиться, переставив и другие слова: «Жить лишь в самом себе умей». Это не привело бы к запретной переакцентуации, ибо ударное «жить», заняв слабую позицию в стихе, односложно, а безударное односложное «лишь» в сильной позиции означает вполне допустимый пропуск метрического ударения в ямбе, к тому же, по нашему убеждению, намеренно испорченном.

Между тем целесообразность такой перестановки мотивируется не только соображениями «благозвучия», но и смыслом, смысловой ролью ограничительной частицы «лишь». Что имеется в виду: лишь жить (то есть только жить и ничего другого не делать) или лишь в себе (то есть только в себе и ни в ком другом)? 

Кажется, второе: будь самодостаточен, самодовлеющ, живи жизнью своей души и не лезь в чужую душу, закрытую для тебя так же, как должна быть закрытой и твоя душа для других. Именно такое понимание подтверждается и последующим лирическим суждением: в твоей душе целый мир, в нем есть где жить (опять-таки тебе и никому другому). На языке XX века это означало: постигай свою экзистенцию.

Вернемся к вопросу о ритмических перебоях, обсуждение которого было уже начато, но отложено с тем, чтобы показать иные «странности» тютчевского текста, — один из них, как отмечалось, имеется и в завершающей строфе. Н. В. Королева в специальной статье не пытается в угоду ямбической схеме сдвинуть акценты в словах «заходят» и «разгонят» прочь со второго слога (и правильно), хотя подобные попытки с видимостью аргументации вообще-то возможны, однако почему-то настаивает на том, что в слове «звезды» у Тютчева ударен второй слог — «в параллель ломоносовскому «Звездам числа нет, бездне дна». Зачем? 

Уж если это не ямб (мы полагаем, что все-таки ямб, хотя и с искажениями), то непонятно, чего ради эту строку делать правильно-ямбической, при этом мирясь с двумя другими ритмическими аномалиями. Если в дательном падеже — «звездам», то из этого явно не следует, что начальная форма — «звезды» (ср. руки — рукам; ноги — ногам: в начальной форме ударен первый слог, в косвенных же падежах второй — естественная разноакцентность в парадигме склонения).

У Лермонтова «звезды» рифмуются с «наезды», «разъезды», но у него же: «звездам — рукам, словам». У Тютчева — «звёзды»: «Как звезды в небе перечесть!» (ямб), «Вы мне жалки, звезды-горемыки» (хорей).

Пока остается без ответа вопрос о том, что побудило Тютчева так сгустить все эти ритмические и других порядков несообразности, была ли для этого сколько-нибудь серьезная и, скажем так, интересная причина. Зачем писать похуже, когда можно получше? 

В том, что «можно получше», были уверены редакторы его стихотворения. Стихотворение имеет репутацию гениального перла, и нет смысла нигилистически зачеркивать эту гениальность, отрицать ее и посягать на нее. Но для того чтобы ее признать и честно превознести, необходимо угадать природу тех преднамеренных уродств, которыми автор столь щедро «изукрасил» свое творение. Эта задача не станет непосильной, если мы легко покоримся авторской воле и «прислушаемся» к его «молчанию».

Введение в литературоведение (Н.Л. Вершинина, Е.В. Волкова, А.А. Илюшин и др.) / Под ред. Л.М. Крупчанова. — М, 2005 г.

Другие статьи по теме:
Анализ стихотворения Тютчева - продолжение
Молчание — его категорический императив. Прошли времена, когда сама фамилия Молчалин (герой грибоедовского «...
Стиховедческий анализ. Стихотворения Маяковского
В. В. Маяковский. Из первого вступления в поэму «Во весь голос». Вчитаем...
Рекомендуем ознакомиться:
Курс СКОРОЧТЕНИЯ у Вас дома. До 1000 слов в минуту
Обучение скорочтению всего за 1 месяц. Более 1200 успешных учеников. Положительные отзывы людей, прошедших курс. Гарантия качества.

События и новости культуры и образования:
Обновлён поиск информации на сайте
16.11.2018 - 19.11.2018
Дорогие посетители и читатели Текстология.ру, рады сообщить, что поиск на сайте был о ...
День буквы «Ё» отмечаем 29 ноября 2018 года
29.11.2018
29 ноября 2018 г. в России празднуется день буквы «ё». Эта удивительная буква порой с ...
Сообщить об ошибке на сайте:
Сообщить об ошибке на сайте
Пожалуйста, если Вы нашли ошибку или опечатку на сайте, сообщите нам, и мы ее исправим. Давайте вместе сделаем сайт лучше и качественнее!
 
«Суходол» И.А. Бунина и представление в нем ушедшей эпохи
После жгуче современной «Деревни» Бунин почти сразу стал писать «Суходол» (1911) &mdas...
Что значит «Карл!» в конце фразы?
Восклицание первый раз прозвучало в сериале «Ходячие мертвецы», сюжет которого представляет собой ...
Сочинение на тему: Век нынешний и век минувший (по пьесе А.С. Грибоедова «Горе от ума»)
Самое известное произведение А.С. Грибоедова «Горе от ума» было завершено в 1824 г. Сатирическая п...
Неоднородность русской публицистики XVI века
Как по своему идейному, так и по своему художественному характеру публицистика XVI в. отнюдь не была однородна...
Демократическая сатира XVII века. «Древнерусский смех»
Растущему расслоению русского общества в XVII в. соответствовало и расслоение культуры. На одном ее полюсе воз...
2011 - 2018 © Интернет-журнал Textologia.ru — сайт русского языка, литературный портал Текстология. Помощь в изучении лингвистики, современного русского языка и литературы.
Администрация не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных материалах на сайте. Копирование, перепечатка и другое использование материалов сайта возможны только с письменного разрешения администрации.