На главнуюКарта сайтаНаписать письмо
Полезная информация о русском языке, культуре речи, литературе и современном литературном языке на портале Textologia.ru
Сайт – энциклопедия по литературе и русскому языку, библиотека полезных материалов и статей по филологии
Текстология.ру - открой мир знаний и образования
Кто и зачем придумал восклицательный знак?
Знаете ли вы, сколько в русском языке знаков препинания? Тяжело найти человека, который бы с ходу и точно отве...
История и традиции Международного дня грамотности — 8 сентября
Грамотность помогает людям лучше понимать друг друга, глубже воспринимать окружающий мир, находить мирные спос...
История происхождения фразы
Такое словосочетание, как «галопом по Европам», имеет иронический оттенок неспроста. Оно появилось...
Как научиться читать?
Еще не так давно дети могли начать учиться читать уже в школе. Сейчас требования изменились, и, поступая в пер...
Текстология.руТекстология.руЛитератураЛитератураАнализ текста произведенияАнализ текста произведенияАнализ эпического текстаАнализ эпического текстаРитмотектоника (на примере «Фаталиста» М.Ю.Лермонтова) - часть 4

Ритмотектоника (на примере «Фаталиста» М.Ю.Лермонтова) - часть 4

Ритмотектоника (на примере «Фаталиста» М.Ю.Лермонтова) - часть 4

Речь повествователя — своего рода среда, в которой взаимодействуют разнонаправленные ритмические тенденции. Однако Печорин обладает и собственными интонационными характеристиками. Они могут быть выявлены прежде всего в ритме наиболее протяженной медитации главного героя из эпизода 2. Здесь средняя длина ритмического ряда (11,4) заметно превышает общетекстовый показатель, а плотность акцентуации (0,31) уступает ему.

Соотношение анакрус 51-го ритмического ряда таково: 10 мужских, 21 женская, 20 дактилических; соотношение клаузул: 13 мужских, 19 женских, 19 дактилических. И эти показатели явственно отличаются от общетекстовых. Зато очень близки к ним ритмические характеристики менее развернутой медитации Печорина из эпизода 9.

Относительная немногочисленность мужских анакрус (менее 1/5) ясно говорит на художественном языке интонационных значимостей о чуждости фатализма повествователю, несмотря на то, что на словах Печорин однажды признает правоту Вулича.

Знаменательна также несвойственность печоринским медитациям мужских клаузул (в заключительной — всего 3 на 15 ритмических рядов). Мы уже отмечали, что мужские клаузулы в равной мере принадлежат ритмическим темам и Вулича, и его антагониста-казака.

Они выступают, как было сказано, интонационной характеристикой казачьей речи вообще, а также деперсонифицированной речи офицеров. Например: — Не мне, не мне, — раздалось со всех сторон, — вот чудак! Таким образом, мужскими клаузулами в тексте новеллы интонирована речь «других», что существенно для общей художественной концепции лермонтовского произведения, тогда как повторы женских и дактилических клаузул представляют собой модификации печоринской ритмической темы.

Приведем один короткий, но показательный пример:

Составились новые пари (9 слогов).

Мне надоела эта длинная церемония (15 слогов).

Мужская клаузула в сочетании с женской анакрусой и среднетекстовой длиной ритмического ряда характерна для интонационной темы «других» (многих). Повествователь отмежевывается от них не только семантически, но и ритмически. Мужская анакруса при этом достаточно мотивирована ситуацией приобретения Вуличем таинственной власти над окружающими, испытанной на себе и самим Печориным.

Дактилическая клаузула — ритмический курсив текста — в сочетании с повышенной длиной ритмического ряда и пониженной плотностью акцентуации составляют ритмико-интонационную модель печоринской рефлективности: ...мы не способны более к великим жертвам ни для блага человечества, ни даже для собственного нашего счастия, потому что знаем его невозможность и равнодушно переходим от сомнения к сомнению (средняя длина — 22, плотность — 0,3); В первой молодости моей я был мечтателем; я любил ласкать попеременно то мрачные, то радужные образы, которые рисовало мне беспокойное и жадное воображение (плотность — 0,3)- И в этом втором примере средняя длина ритмического ряда (15) намного превышает общетекстовый показатель.

Однако, как говорит сам Печорин, его расположение ума не мешает решительности характера. Отсюда вторая интонационная модификация темы главного героя, составляющая общую ритмическую доминанту текста, решительно направляемого волей хроникера. Показать, как формируется эта доминанта в ходе повествования, можно на следующем небольшом фрагменте:

— Я схватил его за руки, (2) казаки ворвались, (3) и не прошло трех минут, (4) как преступник был уже связан и отведен под конвоем. (5) Народ разошёлся. (6) Офицеры меня поздравляли — (7) и точно, (8) было с чем!

Появление обрамляющей ритмической темы Вулича в самом начале фрагмента (мужская анакруса) и в самом его конце (весь восьмой ритмический ряд) легко объяснимо: произошедшее было для Печорина испытанием судьбы с оглядкой на Вулича (подобно Вулину). Мужские клаузулы и краткость второго и третьего ритмических рядов тоже могут быть мотивированы семантически: в действие вступают «другие». Остальные ритмические ряды (5 из 8) имеют женские клаузулы, среднюю длину 9 слогов и плотность акцентуации 0,36, что практически совпадает с общетекстовыми показателями.

Разумеется, констатация доминантной роли женских клаузул в повествовании еще не гарантирует их интонационной соотнесенности с фигурой Печорина как актанта и хроникера. Однако такая соотнесенность становится очевидной при рассмотрении ритма целого ряда соответствующих сегментов речевого движения текста, где Печорин поистине задает тон.

Приведем примеры: Скоро все разошлись по домам (отголосок ритмической темы Вулича, только что ушедшего первым) <...> вероятно, в один голос называя меня эгоистом, потому что я держал пари против человека, который хотел застрелиться, — Погодите, — сказал я майору, — я его возьму живого; ...я всегда смелее иду вперед (вновь интонировано «под Вулича»), когда не знаю, что меня ожидает. Ведь хуже смерти ничего не случится — а смерти не минуешь! и т. п.

Особо значимый момент ритмотектоники целого состоит в том, что начальные 5 ритмических рядов текста (и даже 6 из 7) имеют женские клаузулы, чем, несомненно, внутреннему слуху задается ритмическое ожидание, интонационно нарушаемое темой многих или, напротив, темой уединенно рефлектирующего сознания.

Заданное интонационно-ритмическое ожидание подкрепляется обрамлением: повторы женских клаузул завершают как основной сюжет новеллы (эпизод 9), так и текст в целом. Все это приводит к эффекту ощутимости аукториального вмешательства хроникера в местах сгущения женских клаузул. Таков, например, сегмент повествования, выделенный в особый абзац рассказа об отношении Вулича к игре: Когда он явился в цепь, там была уже сильная перестрелка. Вулич не заботился ни о пулях, ни о шашках чеченских: он отыскивал своего счастливого понтера.

Повтор женских клаузул в сочетании с интонацией Вулича (мужские анакрусы) исподволь указывает на внутреннюю близость такого поведения повествователю: Печорин легко ставит себя на место героя ситуации, свидетелем которой сам не был.

Сочетанием женских клаузул с дактилическими анакрусами (ритмическая тема волюнтаризма) интонирована анонимная медитативная реплика о свободе воли и ответственности. Этим подтверждается на ритмическом уровне (семь женских клаузул подряд, перебиваемые лишь одной дактилической — тоже «печоринской») исходная созвучность «авторизованной», как она была названа выше, реплики самому Печорину.

Указанное сочетание, сопровождающееся понижением акцентуарной плотности ритмических рядов, характеризует также строй фраз, посвященных Насте и старухе (ср. высказанное предположение о женских персонажах как стимулах печоринского своеволия).

Подобные примеры выявляют посредническую, связующую роль актантной (решительной) интонации повествователя, сопрягающей рассмотренные выше полярные темы в ритмико-интонационное единство целого. Ритмической моделью построения текста с этой точки зрения может служить микрофрагмент повествования, завершающий эпизод 1 сюжета: 6н взял шапку и ушёл. Это мне показалось странным — и недаром!..

Данный отрезок повествования знаменателен как семантически (новелла совершает в этом месте крутой сюжетный поворот, спровоцировавший уход Вулича и последующие события; Печорин больше не увидит фаталиста), так и ритмически (плотность акцентуации 0,45 — максимальная для повествования на всем протяжении текста). Первый и второй ритмические ряды принадлежат интонационной теме Вулича, второй и третий — теме самого повествователя, третий — теме казака.

Интонация Печорина, отталкиваясь от интонации первого (ритмическая чужеродность мужской клаузулы), затем совмещается с интонацией последнего (женская клаузула и дактилическая анакруса третьего ритмического ряда образованы одним и тем же ударным слогом). Не так ли и сюжетообразующая роль при активном посредническом вмешательстве Печорина переходит от фаталиста к волюнтаристу?

Тюпа В.И. — Анализ художественного текста — М., 2009 г.

Другие статьи по теме:
Ритмотектоника (на примере «Фаталиста» М.Ю.Лермонтова) - часть 5
Анализ ритмической структуры прозаического текста весьма трудоемок, громоздок и не вс...
Структура текста и архитектоника эстетического объекта (на примере «Фаталиста» М.Ю.Лермонтова)
В ходе семиоэстетического анализа «Фаталиста» мы руководствовались некото...
Рекомендуем ознакомиться:
Курс СКОРОЧТЕНИЯ у Вас дома. До 1000 слов в минуту
Обучение скорочтению всего за 1 месяц. Более 1200 успешных учеников. Положительные отзывы людей, прошедших курс. Гарантия качества.

События и новости культуры и образования:
Первая аттестация учителей показала провальный результат
13.11.2018
Рособрнадзор подвел неожиданные итоги первого экзамена педагогов - половина учителей ...
Минздрав планирует ввести в школьную программу уроки по психологии
12.11.2018
По мнению экспертов, первичное психологическое образование поможет детям избегать кон ...
Сообщить об ошибке на сайте:
Сообщить об ошибке на сайте
Пожалуйста, если Вы нашли ошибку или опечатку на сайте, сообщите нам, и мы ее исправим. Давайте вместе сделаем сайт лучше и качественнее!
 
Состав толкового словаря Ожегова С.И. и Шведовой Н.Ю. и слова, не включенные в словарь
Литературный русский язык в наше время представляет собой общенародный язык, используемый представителями всех...
Интересные факты из биографии Есенина С.А.
Сергей Александрович Есенин – один из величайших поэтов России, получивший признание и во всём мире. Огр...
Сочинение на тему: Конфликт поколений в пьесе А.С. Грибоедова «Горе от ума»
Одна из центральных тем в пьесе «Горе от ума» – столкновение поколений, конфликт «века...
Лингвистические учения в древнем Риме с 1 в. н.э.
В последний век Республики к проблемам языка обращаются многие писатели, общественные и государственные деятел...
Развитие японской лингвистической мысли
Развитие японской лингвистической мысли в 8—19 вв. в основном шло своими путями, но не без влияния на на...
2011 - 2018 © Интернет-журнал Textologia.ru — сайт русского языка, литературный портал Текстология. Помощь в изучении лингвистики, современного русского языка и литературы.
Администрация не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных материалах на сайте. Копирование, перепечатка и другое использование материалов сайта возможны только с письменного разрешения администрации.