На главнуюКарта сайтаНаписать письмо
Полезная информация о русском языке, культуре речи, литературе и современном литературном языке на портале Textologia.ru
Сайт – энциклопедия по литературе и русскому языку, библиотека полезных материалов и статей по филологии
Текстология.ру - открой мир знаний и образования
Как научиться читать на английском?
Владение английским языком значительно увеличивает вероятность успешного карьерного роста, а также будет полез...
История выражения
«Внести свою лепту» - значит сделать малый, но значимый вклад. «Лептос» (греч.) - это ...
Приобретение книг в интернете: книжные и букинистические интернет-магазины
Приобрести книги любого жанра сегодня очень просто. Помимо традиционных торговых точек, реализацией данной про...
Как научиться сочинять?
Способность сочинять красивые тексты, стихи и песни — это дар. Однако эту способность можно у себя разви...
Текстология.руТекстология.руЛитератураЛитератураАнализ текста произведенияАнализ текста произведенияАнализ эпического текстаАнализ эпического текстаРитмотектоника (на примере «Фаталиста» М.Ю.Лермонтова) - часть 3

Ритмотектоника (на примере «Фаталиста» М.Ю.Лермонтова) - часть 3

Ритмотектоника (на примере «Фаталиста» М.Ю.Лермонтова) - часть 3

Вполне закономерно, что ритмико-интонационным центром новеллы о фаталисте оказывается фрагмент, рассказывающий о таинственной власти верующего в предопределение Вулича над окружающими его и сомневающимися в предопределении рядовыми смертными:

Все замолчали и отошли.

Вулич вышел в другую комнату и сел у стола; все последовали за ним: он знаком пригласил нас сесть кругом. Молча повиновались ему: в эту минуту он приобрел над нами какую-то таинственную власть. Я пристально посмотрел ему в глаза...

На протяжении семи ритмических рядов подряд все анакрусы и все клаузулы — мужские. Подобная ритмическая кульминация не может остаться за порогом художественного восприятия. Обращает на себя внимание и высокая плотность акцентуации (0,4 вместо фонового 0,35) при довольно значительной средней длине ритмического ряда (12 вместо 9), чем создается повышенное интонационное напряжение повествования.

Аналогичной плотности ударность повествовательного текста достигает лишь в эпизоде гибели Вулича, но при средней длине ритмического ряда 7,6. Стало быть, напряжение в этом случае несколько ниже, что легко объяснимо: происшествие излагается с чужих слов.

Мужские анакрусы, особенно в сочетании с мужскими клаузулами и повышенной плотностью акцентуации, в тексте «Фаталиста» представляют интонацию Вулича. Достаточно привести одну из его реплик: Может быть, да, может быть, нет... — которая состоит почти из одних анакрус и клаузул (мужских), в односложных ритмических рядах совмещающихся. Плотность акцентуации здесь превышает 0,7, что даже для диалоговой реплики довольно много. Своего рода интонационной моделью ритмической темы Вулича служит его предсмертная реплика: Он прав (плотность = 1).

Впрочем, самостоятельная интонационно-образующая роль здесь принадлежит только анакрусам, поскольку мужские клаузулы в данном тексте могут принадлежать и иной ритмической теме (см. ниже). В частности, именно мужскими анакрусами интонировано само предложение Вулича, кладущее начало основному действию новеллы: Вы хотите доказательств: я вам предлагаю испробовать на себе, может ли человек своевольно располагать своею жизнию.

Теми же анакрусами (при участии указанных выше вспомогательных ритмических характеристик) интонировано повествование Печорина о Вуличе еще и до срответствующей ритмической кульминации (Он был родом серб; Он был храбр; Вулич докинул талью карта была дана; Вулич молча вышел в спальню майора; мы за ним последовали. Он подошел к стене и т.п.) и после нее (Он взвел опять курок; Выстрел раздался — дым наполнил комнату; Этот же человек; Он взял шапку и ушел).

Аналогичную интонационно-ритмическую окрашенность получают и речи других персонажей, если они относятся к Вуличу. Майор, обращаясь к нему: Только не понимаю, право, в чём дело и как вы решите спор (первая реплика майора была интонирована иначе). Максим Максимыч о Вуличе: Да, жаль беднягу... Чёрт же его дернул ночью с пьяным разговаривать!.. Впрочем, видно... Ритмической теме Вулича, очевидно; подчинен и диалог, в котором Печорин узнает о его гибели: Я наскоро оделся и вышел. «Знаешь, что случилось?» <...>

— Что?

— Вулич убит.

Я остолбенел.

— Да, убит!

Словно уступая интонации победившего партнера, сам Печорин говорит Вуличу: Вы счастливы в игре. Однако интонация Вулича в речевом движении печоринского повествования — отнюдь не следствие личного влияния. Это ритмическая тема фатализма, предопределения, судьбы.

К интонационной кульминации этой темы непосредственно примыкают фаталистические рассуждения Печорина с аналогичной ритмической доминантой (обрамление ряда мужскими анакрусами и клаузулами): ...я читал печать смерти на бледном лице его. Я замечал <...> есть какой-то странный отпечаток неизбежной судьбы. И далее (вслед за репликой Вулича Он прав): Я один понимал темное значение этих слов: <...> я предсказал невольно бедному его судьбу; мой инстинкт не обманул меня: я точно прочел.

Противоположная жизненная позиция интонирована дважды повторенным: Не покорюсь! (гипердактилическая анакруса, совпадающая с мужской клаузулой, и резко пониженная плотность акцентуации (0,25) задают соответствующую ритмико-интонационную модель).

Впервые эта модель обнаруживает себя в печоринском: Предлагаю пари (плотность акцентуации ниже нормы — 0,3). Таков же ритм первого сообщения о своевольстве буйного казака: Как напьется чихиря, так и пошёл крошить всё, что ни попало. Интонационно-образующей, собственно говоря, является дактилическая анакруса в противоположность мужской (тема фаталиста), гипердактилизм только усиливает этот ритмический эффект, как и пониженная плотность акцентуации.

Что касается мужской клаузулы, то она составляет интонационный признак речи всех казаков. За приведенными словами следует: Пойдем за ним, Еремеич, надо его связать, а то... (обрывом фразы ритмическая значимость мужской клаузулы делается еще более ощутимой). Аналогичным образом явственно интонирована и речь есаула, например: А если дверь разломать, то много наших перебьёт. Не прикажете ли лучше его пристрелить?

Если повторы мужских клаузул в качестве вспомогательной ритмической характеристики полифункциональны (ниже их смыслосообразность уточняется), то дактилические и гипердактилические зачины ритмических рядов, особенно в сочетании с пониженной плотностью акцентуации, прочно ассоциированы с противостоянием фатализму.

Эта ритмическая тема и появляется в тексте с первым (весьма отчужденным) упоминанием о предопределении: Рассуждали о том, что мусульманское поверье, будто судьба человека написана на небесах (показатель плотности ударений всего лишь 0,26). Продолжение она получает в первой же воспроизводимой хроникером реплике, согласуясь с ее скептицизмом: Все это, господа, ничего не доказывает, — сказал старый майор, — ведь никто из вас не был свидетелем тех странных случаев, которыми вы подтверждаете свои мнения?

Обе ведущие ритмические темы сталкиваются в пределах тяготеющего к авторской позиции высказывания, где интонированная мужскими анакрусами и повышенной плотностью акцентуации идея фатализма подается иронически (в композиционной форме диалоговой реплики) и сменяется при переходе к медитативному дискурсу противоположным воззрением, интонированным гипердактилическими и дактилическими анакрусами: Все это вздор! — сказал кто-то, — где эти верные люди, видевшие список (плотность акцентуации 0,5), на котором означен час нашей смерти?.. И если точно есть предопределение, то зачем же нам дана воля, рассудок? почему мы должны давать отчет в наших поступках?

Во второй половине высказывания плотность акцентуации падает до 0,365, что хотя и несколько выше среднего показателя для всего текста, но на фоне начальных ритмических рядов реплики воспринимается как резкое снижение.

Не удивительно, что суматоха (хаотизация давшего сбой миропорядка), вызванная безрассудным поведением волюнтариста, интонирована дактилическими анакрусами и заметным спадом акцентуации (т.е. ослаблением упорядоченности чередования ударных и безударных слогов): по временам опоздавший казак выскакивал на улицу, второпях пристегивая кинжал, и бегом опережал нас. Суматоха была страшная (показатель акцентуарной плотности — всего лишь 0,31).

В связи с образом Вулича ритмическая тема свободной воли возникает лишь однажды: когда говорится о его равнодушии к казачкам. Интересно, что появление в повествовании обеих женщин-казачек (и Насти, и старухи) интонировано дактилическими анакрусами и резким спадом ритмического напряжения (плотность акцентуации в обоих случаях 0,26).

Сами женские персонажи в новелле предельно пассивны, и их очевидная соотнесенность с данной ритмической темой, вероятно, характеризует позицию повествователя: для Печорина (особенно в контексте целого романа) женщина — объект его произвола, проявления его свободной воли, отрицаемой Вуличем.

Аналогичным образом интонировано отношение хроникера к самому волюнтаристу как объекту насилия, волевого преодоления сопротивления, когда Печорин говорит майору, что напрасно он не велит выломать дверь и броситься туда казакам, потому что лучше это сделать теперь, нежели после, когда он совсем опомнится.

Интонационное противостояние ночному, фатальному миру сна (в сновидениях человеку воля, рассудок как раз не даны) угадывается в дактилических анакрусах сегмента повествования, развивающего мотив света: засветил свечу и бросился на постель; только сон на этот раз заставил себя ждать более обыкновенного. Уж восток начиная бледнеть...

Еще очевиднее соотнесенность данной ритмической темы с полюсом своеволия в реплике, которой Печорин провоцирует Вулича как человек, отрицающий предопределение: или застрелитесь, или повесьте пистолет на прежнее место, и пойдёмте спать (плотность — 0,28).

Полярность выделенных модификаций ритмико-интонационного единства текста усиливается смыслосоотнесенностью промежуточной тенденции: повторами женских анакрус интонируется анонимная позиция многих, не принадлежащих к существам особенным. Таков ритм первой же обезличенной реплики: Конечно, никто, — сказали многие, — но мы слышали от верных людей...

Аналогично интонировано и деперсонифицирующее повествование об этих многих, но когда он взвел курок и насыпал на полку пороха, то многие, невольно вскрикнув, схватили его за руки; сказали мне в один голос три офицера, пришедшие за мною; они были бледны как смерть.

Передавая анонимный рассказ о Вуличе, повествователь плавно переходит от интонации многих (женские анакрусы) к рассмотренной выше интонации самого фаталиста: Рассказывали, что раз, во время экспедиции, // ночью, он на подушке метал банк <...>.

Знаменательны моменты, когда интонация анонимности появляется в речи конкретных персонажей, отступающих от своего истинного мнения. Есаул, полагающий за лучшее пристрелить непокорного казака, уговаривает его как бы не своими, а «анонимными» словами; в этом случае речь его оказывается ритмизованной женскими анакрусами: Побойся Бога! Ведь ты не чеченец окаянный, а честный христианин. Невозмутимый фаталист вдруг вспыхнул и смутился, отреагировав на повторное замечание Печорина как один из многих: Однако ж, довольно! — сказал он, вставая, — пари наше кончилось.

Аналогичная интонированность появляется и в словах самого Печорина, подпадающего под обаяние услужливой астрологии фатализма, а затем, подобно многим, отмахивающегося от метафизики судьбы и свободы воли: ...попал невольно в их колею; но я остановил себя вовремя на этом опасном пути и, имея правило ничего не отвергать решительно и ничему не вверяться слепо, отбросил метафизику в сторону и стал смотреть под ноги. Такая предосторожность была очень кстати <...>.

Тюпа В.И. — Анализ художественного текста — М., 2009 г.

Другие статьи по теме:
Ритмотектоника (на примере «Фаталиста» М.Ю.Лермонтова) - часть 4
Речь повествователя — своего рода среда, в которой взаимодействуют разнонаправл...
Ритмотектоника (на примере «Фаталиста» М.Ю.Лермонтова) - часть 5
Анализ ритмической структуры прозаического текста весьма трудоемок, громоздок и не вс...
Рекомендуем ознакомиться:
Курс СКОРОЧТЕНИЯ у Вас дома. До 1000 слов в минуту
Обучение скорочтению всего за 1 месяц. Более 1200 успешных учеников. Положительные отзывы людей, прошедших курс. Гарантия качества.

События и новости культуры и образования:
Ольга Васильева рассказала о достижениях ЕГЭ и призвала не считать обучение услугой
20.11.2018
Министр просвещения рассказала, что благодаря единому тестированию школьники из мален ...
Школьники смогут узнать о своих способностях и потенциальном поприще
20.11.2018
Более 1 млн учащихся пройдут исследование, которое поможет им определиться с професси ...
Сообщить об ошибке на сайте:
Сообщить об ошибке на сайте
Пожалуйста, если Вы нашли ошибку или опечатку на сайте, сообщите нам, и мы ее исправим. Давайте вместе сделаем сайт лучше и качественнее!
 
«Суходол» И.А. Бунина и представление в нем ушедшей эпохи
После жгуче современной «Деревни» Бунин почти сразу стал писать «Суходол» (1911) &mdas...
Что значит «Карл!» в конце фразы?
Восклицание первый раз прозвучало в сериале «Ходячие мертвецы», сюжет которого представляет собой ...
Сочинение на тему: Век нынешний и век минувший (по пьесе А.С. Грибоедова «Горе от ума»)
Самое известное произведение А.С. Грибоедова «Горе от ума» было завершено в 1824 г. Сатирическая п...
Группировки и классификации русских топонимов
«Малороссийская географическая номенклатура» группировка материала идет с учетом происхождения и ф...
Этапы развития ономастической науки
Славянская, как и вся европейская ономастическая наука, прошла, как и многие другие науки, три основных этапа:...
2011 - 2018 © Интернет-журнал Textologia.ru — сайт русского языка, литературный портал Текстология. Помощь в изучении лингвистики, современного русского языка и литературы.
Администрация не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных материалах на сайте. Копирование, перепечатка и другое использование материалов сайта возможны только с письменного разрешения администрации.