На главнуюКарта сайтаНаписать письмо
Полезная информация о русском языке, культуре речи, литературе и современном литературном языке на портале Textologia.ru
Сайт – энциклопедия по литературе и русскому языку, библиотека полезных материалов и статей по филологии
Текстология.ру - открой мир знаний и образования
Какой язык для русских людей самый легкий для ...
Многим людям, которые желают выучить хоть один иностранный язык, хочется сделать процесс обучения максимально ...
Что такое врожденная грамотность?
Некоторые люди пишут с такой же легкостью, как и дышат. Другие допускают при письме множество ошибок. Помощь к...
С чем связаны трудности с подсчётом слов в рус...
Казалось бы, с подсчетом слов в русском зыке не должно возникать никаких трудностей. Следует всего лишь заглян...
Сочинение на тему: Образ автора в романе М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени»
Молодой поэт и писатель, М.Ю.Лермонтов своими произведениями открыл совершенно новую эпоху в русской литератур...

Драма и театр

Драма и театр

Предназначенность драмы для воспроизведения перед широкой публикой обусловливает не только ее формальные (структурные) черты («театральная» укрупненность образов, их броскость и гиперболичность). Как известно, драма выполнит свое предназначение только в том случае, если она, будучи поставлена на сцене, окажется в состоянии активно воздействовать на публику как таковую, на массу присутствующих как целое. Драматическому произведению, говоря иначе, подобает выступать носителем содержания, доступного и внятного весьма широкому кругу воспринимающих искусство людей,— воплощением мыслей и чувств, способных взволновать и объединить зрителей.

Театрально-драматическое искусство поэтому неуклонно противостоит всякого рода камерности, кружковой и групповой узости, элитарности. Оно проявляет себя как целеустремленно-демократическое по самой своей сути, а в высоких, классических проявлениях становится важнейшим фактором национального единения. «Если бы мы дожили до национального театра, то мы бы стали нацией», — утверждал Ф. Шиллер. Драматическое произведение, успешно выполняющее свое призвание, сродни в этом отношении образцам традиционного народного эпоса, которые непосредственно воплощали помыслы и волю исполнителей и слушателей как единой, целостной среды.

Применительно к творчеству Островского об этом убедительно говорит А. И. Журавлева. Великий русский драматург, по ее мысли, видел и изображал жизнь «в формах, доступных простонародному сознанию», что сделало его произведения явлением, близким эпосу: «Быть у всех на устах, быть как пословицы — это, можно сказать, первая задача, которую Островский совершенно открыто ставит перед своими пьесами, и прежде всего комедиями... Текст Островского обладает каким-то почти физическим качеством заразительности, запоминаемости... Это и есть форма устного бытования в эпоху письменной литературы». Думается, что подобного рода «эпичность» присуща всякому значительному драматическому произведению. Это должно учитываться при их анализе.

Установка театрально-драматического искусства на непосредственную адресованность широкой публике и общезначимость содержания сказывается в склонности актера прямо обращаться к зрителям в опорных эпизодах исполняемых ролей. Знаменательно суждение М. П. Максаковой, прославленной певицы и замечательной оперной артистки, об исполнении любимой ею роли Любаши, героини «Царской невесты» Римского-Корсакова: в кульминационных вершинах оперы надо впрямую обращаться к слушателям, взывая к их сочувствию. Зрителю и в самом деле нужен «наш человек на сцене», как выразилась А. И. Журавлева, т. е. для театра насущна ситуация слиянности зрительного зала с чувствами и мыслями, которые выражают актеры-персонажи.

Это душевное единение людей сцены с массой зрителей и стимулирует драма как своим содержанием, так и самой своей структурой, а прежде всего — монологически обращенным началом ее речи, которые и создают общую для автора, актеров, зрителей, персонажей эмоциональную атмосферу. Таковы и партии античного хора, и тирады резонеров в классицистических трагедиях, и комедийно-фарсовое балагурство на публику, и задушевные высказывания героев реалистических пьес, как бы ждущих сострадательного отклика публики (например, финальные эпизоды «Дяди Вани» и «Трех сестер» Чехова), и, наконец, зонги в современном эпическом театре, наследующем традицию Брехта.

Так вырисовывается отличие межличностной коммуникации в театрально-драматическом искусстве от того, что имеет место в лирике и «романизированных» повествовательных жанрах, которые в современной культурно-художественной ситуации предназначены для чтения «про себя».

Данные словесно-художественные формы сопряжены с контактом писателя и читателя, находящихся как бы наедине друг с другом. При этом романная проза ориентирована на такой «диалог» автора и героев с читателем, который располагает последнего к «взвешиванию» всяческих за и против, к индивидуально-инициативному отклику на их позиции, мысли, переживания, поведение.

Лирика же (и этим она ближе драме) предполагает прямое эмоциональное приобщение к миру автора: читатель вступает с поэтом в непосредственный и тесный контакт, в задушевности которого одна из причин особого обаяния лирического рода литературы. Театрально-драматическое искусство тоже властно стимулирует духовное единение, слияние творящих и воспринимающих, но это единение (в идеальных вариантах) обретает здесь массовый, непосредственный характер.

Глубинная, органическая связь театрально-драматического искусства с ситуациями непосредственного единения широкого круга людей придает ему колорит праздничности. На ранних этапах существования сценические представления, как известно, были включены в состав массовых обрядовых празднеств.

В Новое время упрочился театр профессиональный, городской, действующий регулярно, в специальных помещениях и, естественно, оторвавшийся, от календарной праздничности. Но спектакли на время сценического представления уводят зрителей от будней и погружают в другой мир. Комедийные спектакли воплощают в себе праздничную веселость и смех; сценические представления трагедий, мистерий и подобных им высоких жанров согласуются с праздничной ритуальной торжественностью, с атмосферой просветляющего очищения, которое издавна обозначается термином «катарсис».

Приход человека в театр поныне ощущается и переживается им (в соответствии с многовековой традицией, обычно не осознаваемой) как своего рода праздник. На подобные умонастроения публики так или иначе ориентируются драматурги. Цель спектакля — достигнуть эмоционального подъема, без чего, но словам польского социолога К. Жигульского, не может быть настоящего праздника как формы «обновления и подтверждения ценностей коллективной жизни».

Творение драматурга и спектакль, созданный на его основе, друг от друга во многом отличаются. Сценическое представление, являющее собой творческую интерпретацию драматического произведения, обладает максимумом чувственной «явленности», как зрелищной (пластические рисунки ролей, мизансцены, декорации), так и слуховой (интонации актеров, музыкальное сопровождение действия, шумовые эффекты). Театр как синтетическое искусство опирается на «фактуру» едва ли не всех видов художественной деятельности.

В противоположность сценическим, чисто словесные образы драматического произведения являются невещественными, лишенными зрелищной и слуховой «плоти» (что характерно для литературы в целом). К тому же художественный язык драмы (в отличие от обстоятельно и пространно живописующего языка повествовательных жанров, в частности — романа) эскизен, как бы графичен, ибо здесь воссоздаются только высказывания персонажей по ходу действия. Поэтому и сам художественный смысл драмы, не закрепленный повествовательно-авторской речью, значительно чаще, чем это бывает в эпических жанрах, оказывается неопределенным.

Драматические произведения открывают широчайший простор не только для зрительного воображения, но и для раздумий об авторской позиции и исследовательских гипотез. Среди творений литературной классики, имеющих репутацию загадочных, не случайно вспоминаются прежде всего драмы. «Философы и поэты, классицисты и романтики, литературоведы и психиатры — кто только не искал в софокловском „Эдипе” ответа на свои вопросы, подтверждения своих взглядов на движение всемирной истории, на способность постижения мира, на сущность человеческой природы!» — пишет исследователь древнегреческой драматургии. То же самое можно сказать о «Гамлете» Шекспира, авторский замысел которого И. Анненский назвал прихотливым, и о «Фаусте» Гете, побудившем философов XX в. к раздумьям о судьбах европейской культуры Нового времени.

В этом ряду правомерно назвать и пьесы Чехова. Драматург как бы приглашает «обычных» читателей, деятелей сцены и ученых к созданию собственной версии его творений. И, в частности, перевод драмы как словесно-письменного произведения в интонационный и зрелищный ряд знаменует опыт разгадывания ее многозначности, неопределенности, «подтекстового» смысла.

В прочтениях литературных произведений драматическим театром созидательно-творческие начала выражены более явственно и броско, чем в художественном чтении или в музыкальном исполнительстве. Словесный текст (помимо того, что ему придается интонационно-голосовая ощутимость) здесь сопрягается с пластическими рисунками исполняемых ролей, декорационной живописью, режиссерскими мизансценами.

Спектакль драматического театра, говоря иначе, неизменно включает в себя «несловесную» образность, специфически театральную. И она, эта зрелищная образность, равноправна и равнозначна речевой образности, созданной драматургом. Опираясь на опыт Художественного театра, В. Г. Сахновский писал, что в основе спектакля — два взаимосвязанных, но не тождественных один другому текста: писательский и режиссерский. Поэтому интерпретация драмы актерами и режиссером — это в значительной мере новое произведение.

Отношения между драмой и созданным на ее основе сценическим произведением не сводимы к какой-либо схеме. С одной стороны, самоочевидны и неоценимы преимущества театра перед словесными текстами в силе эстетического воздействия на публику. С другой же стороны, спектакль до известной степени лишает нас возможности свободного освоения образов и «смыслов» драмы. Он резко сужает границы деятельности воображения, ассоциирования, домысливания. Как бы властью магнетизеров актеры и режиссер навязывают зрителям свою версию драматического произведения.

Спектакль обладает большей эмоционально-смысловой определенностью, чем произведения иных видов искусства (в том числе эпических жанров литературы). И у него куда меньший диапазон прочтений (как исследовательских, так и зрительских), нежели у произведения литературного, что порой вызывает у людей, чутких к словесному искусству, недоверие к театру. Знаменательны слова И. Анненского, что в качестве читателя ом рисует в воображении Гамлета, «невозможного ни на какой сцене». Критик отмечал, что ему важно пользоваться литературным текстом «без театрального комментария, без навязанных и ярких, но деспотически ограничивающих концепцию поэта сценических иллюзий».

Хализев В.Е. Драматическое произведение и некоторые проблемы его изучения / Анализ драматического произведения — Л., 1988 г.

Другие статьи по теме:
Драма и театр - продолжение
Современных режиссеров нередко упрекают в том, что они не считаются со смысловой «многогранностью» драмы. А ...
Анализ драматического произведения (на примере комедии А. Н. Островского «Лес»)
1. Идейно-художественный смысл заглавия пьесы. Заглавие вводят в произведение любого ...
Рекомендуем ознакомиться:
Курс СКОРОЧТЕНИЯ у Вас дома. До 1000 слов в минуту
Обучение скорочтению всего за 1 месяц. Более 1200 успешных учеников. Положительные отзывы людей, прошедших курс. Гарантия качества.

События и новости культуры и образования:
Минпросвещения не поддержал инициативу введения дополнительного 12 класса в школах
21.09.2018
По мнению экспертов, школьная программа заточена на профессиональную ориентацию учени ...
Тысячи талантливых школьников получат образовательные гранты от государства
21.09.2018
К 2024 году государство планирует реализовать проект по стимулированию изучения цифро ...
Сообщить об ошибке на сайте:
Сообщить об ошибке на сайте
Пожалуйста, если Вы нашли ошибку или опечатку на сайте, сообщите нам, и мы ее исправим. Давайте вместе сделаем сайт лучше и качественнее!
 
Рассказы И.А. Бунина 1900-х гг. и изображение патриархальной России
От объективно-эпической манеры письма Бунин переходит в 1900-х гг. к лирическому самовыражению. Образ автора-п...
Сочинение на тему: Молчалины блаженствуют на свете (по пьесе А.С. Грибоедова «Горе от ума»)
В пьесе «Горе от ума» А.С. Грибоедова даётся характеристика Молчалина как типичного глупца. Он мел...
Как запомнить ударение в слове «банты»?
Случаи, когда в русском языке встречаются слова с различными формами и ударными слогами, далеко не редкость. В...
Активная и пассивная лексика
По степени употребительности выделяется лексика активного и пассивного запаса. Слова активного запаса — ...
Структурно-грамматический состав фразеологизмов
По своему строению и по грамматическому составу фразеология современного русского языка неоднородна. По струк...
2011 - 2018 © Интернет-журнал Textologia.ru — сайт о русском языке, литературный портал Текстология. Помощь в изучении современного русского литературного языка, языкознания и литературы.
Администрация не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных материалах на сайте. Копирование, перепечатка и другое использование материалов сайта возможны только с письменного разрешения администрации.